Жизнь хороша

Джоана Кларки| опубликовано в номере №683, ноябрь 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

Отец пошел спать, обругав нас «глупыми щенками», которых жизнь еще проучит; мама все время сморкалась в платок, а потом скинула фартук и выскользнула через парадную дверь - побежала поделиться новостью с миссис Джонс.

Тогда Ларри поцеловал меня, и я стала убеждать себя, что все еще будет хорошо.

Но то хорошее, что было раньше, больше уже не вернулось. Однажды мы с Ларри в его отпускной день гуляли по Джордж - стрит. Вдруг из группы парней, толпившихся около кинотеатра, раздался свист, и кто - то крикнул мне вслед:

- Эй, милашка, кто этот здоровенный солдафон? Разве он не знает, что война уже окончена?

Очень это было неприятно. Мы сделали вид, будто не обращаем внимания, но тут какой - то человек, стоявший на краю тротуара, засмеялся глухим, надтреснутым смехом и крикнул:

- Ясное дело, окончена! Я на ней хлебнул лиха. А ты знаешь, Диг, где теперь можно получить работу?

Мы пошли домой, присели на заднем крылечке. Глядя в темноту, Ларри сказал мне, что он все это ненавидит. Бог мой, как он это ненавидит! Будь он один, он никогда не пошел бы в армию, но ведь нужно как - то прокормить мать. Чего только она не натерпелась во время прошлого кризиса; его отец умер тогда от туберкулеза. Вот ведь почему он сейчас поступил так.

- Ты понимаешь, Энн, у меня не было выбора.

Но мы оба чувствовали, что отец был прав и что Ларри не должен был идти в армию.

Ну вот, это почти все, что я могу рассказать вам о Ларри. Но обо мне это только начало.

Когда Ларри послали в Корею, я думала, что жизнь для меня кончилась. Но нет, жизнь никогда не кончается.

Ларри писал мне часто, и хотя письма его были очень сдержанные, я понимала все, что он чувствует и думает. Когда я сообщила ему, что Боб работает теперь в местном комитете помощи безработным, он коротко написал мне в ответ:

«Скажи ребятам, чтобы они продолжали бороться».

Теперь я постоянно читала газеты. Все, что происходило в далекой Корее, казалось мне частью моей жизни. Когда австралийские войска были брошены в бой, я внимательно слушала терпеливые разъяснения отца о том, что корейцы сражаются за независимость своей страны и потому должны победить, и я знала: так или иначе, но Ларри в этой войне проиграет...

На другой день после того, как я узнала о случившемся, я пошла навестить мать Ларри. Я все время плакала, а ее глаза были сухи; в них светилась немая тоска, и я поняла, что мне никогда не постичь всей глубины ее горя.

Ее мужество и выдержка помогли мае понять Ларри лучше, чем прежде, понять, каким он был. И я заново полюбила его, полюбила за ту жизнь, которую он прожил, за те лишения, которые испытал. Но когда любишь по - настоящему, начинаешь по - настоящему ненавидеть - ненавидеть то, что разрушает дорогую для тебя жизнь.

Я поняла это, и все же ненависть моя была еще неосмысленной, беспредметной. Потом я получила последнее письмо от Ларри - оно пришло после извещения о его смерти.

«... Ходят слухи, что нас скоро бросят в бой, - писал Ларри. - Не могу сказать, чтобы я не испытывал страха, но знаешь, Энн, сильнее страха во мне ненависть. Я ненавижу тех, кто послал меня сюда. Чего только я здесь не насмотрелся! Страдания людей - жестокие и бессмысленные. И никому не нужны, Энн, эти страдания. Почему мы должны покрывать преступления тех, кто повинен в этих страданиях? Это ведь неправильно, что мы, простой народ, вынуждены покрывать такие вещи. Передай своему отцу, Энн, что он прав, но скажи это не только ему одному. Скажи это всем, скажи им, пока они все «не попались на удочку». Извини за поучительный тон, дорогая, но меня душит ненависть, потому что я люблю тебя, люблю ребят, люблю свою родину».

Какая чудесная сегодня луна, Ларри, точь - в - точь как в тот вечер, когда мы катались на «чертовом колесе». И все кажется таким же. Да, все таким же и осталось, только раньше я смотрела на жизнь другими глазами.

Вот эта луна, Ларри, и «чертово колесо», и наши ребята... И ты, Ларри, мой друг, хотя ты и ушел от нас - все это жизнь. А вот война и безработица - это просто ни к чему, это не должно существовать. Да, Ларри, и мы отыщем путь, как устроить нашу жизнь без них.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены