Закон ремесла

М Ромм| опубликовано в номере №325, январь 1940
  • В закладки
  • Вставить в блог

Из сада через открытое окно доносились голоса Хульма и спарринг - партнеров. В соседней комнате ждал массажист. Билли Стюбер давно проснулся. Но он не вставал. Хотелось быть одному, никого не видеть. Неловкость и стыд перед Хульмом, перед импресарио, организовавшим сегодняшний матч, перед спарринг - партнерами, массажистом, перед самим собой угнетали боксера.

Вот уже два года, как Билли не мог избавиться от этого настроения. Что толку в его непомерной силе, в страшном ударе, в сорока семи нокаутах, проведенных в большинстве случаев на первых раундах? Что толку, наконец, в звании чемпиона страны?

Хороший боксер прежде всего делает сборы. Он зарабатывает сам и дает заработать всем, кто имеет с ним дело. Манеджер получает отчисление от гонорара, импресарио - ну, импресарио кладет себе в карман сбор с матча. Это же вполне справедливо, ведь он несет расходы и идет на риск.

И вот сборов он, Билли Стюбер, уже давно не делает. Публике надоели его короткие расправы с противниками. Кому охота платить деньги за один - два раунда неравного боя? Импресарио махнули на него рукой. За два последние года он не имел ни одного матча.

И теперь, когда Хульм с его почти гипнотической силой убеждения уговорил Джима Джеффа устроить встречу Билли с Фитцджеральдом, снова неудача. Продажа билетов шла из рук вон плохо. Предстояло выступать перед пустыми скамьями.

Билли чувствовал, что это была последняя попытка Хульма. Очевидно, он теперь окончательно отступится от своего боксера. Гонорар за матч уйдет на уплату долга тому же Хульму. Карьера будет окончена.

Есть же счастливцы, умеющие разыгрывать на протяжении многих раундов драматические представления с самыми неожиданными перипетиями, держать зрителей в состоянии, близком к истерике, и проделывать все это так ловко, что никому и в голову не придет упрекнуть их в притворстве.

Стюберу это никогда не удавалось. С его манерой боя, с его ударом это было невозможно. Зрители начинали топать ногами и свистеть, лишь только он пытался дать противнику малейшую передышку, отсрочить неизбежный нокаут хотя бы на один раунд.

Билли вытащил из - под одеяла правую руку и с ненавистью посмотрел на свой большой жилистый кулак. Черт бы его побрал, этот кулак! Никогда никаких повреждений, ни переломов, ни вывихов. Не кулак, а копыто!

Размышления Билли были прерваны взрывом хохота. Стюбер узнал высокий, резкий смех Хульма. Затем манеджер сказал несколько слов и снова начал хохотать. Теперь к нему присоединились спарринг - партнеры: добродушно грохотал негр Боб и кудахтал старый Джемс, тоже бывший когда - то чемпионом мира.

Это было странно. Чему могут радоваться манеджер и спарринг - партнеры боксера, не делающего сборов?

Билли встал, надел трусики и вышел в сад. Хульм в полном изнеможении от душившего его смеха лежал, откинувшись в кресле, надвинув на лоб канотье. Боб, Джемс и массажист стояли рядом.

Хульм протянул Билли только что доставленную газету. Огромный заголовок на всю страницу сразу приковал к себе внимание боксера:

«Геройский поступок Фитцджеральда. Челленджер спасает жизнь чемпиону».

Дальше шло подробное описание якобы происшедшего накануне случая. Он, Билли Стюбер, купался в озере Маннипег, расположенном поблизости от его тренировочного лагеря, заплыл далеко от берега, стал тонуть, и Фитцджеральд с риском для жизни спас его.

Сообщение было иллюстрировано несколькими фотографиями, снятыми «нашим собственным корреспондентом, случайно оказавшимся на месте происшествия». На одной из них Фитцджеральд плыл, поддерживая за волосы утопающего, на другой - выносил на руках из воды человека, как двойник похожего на Стюбера, на третьей этот двойник, уже одетый, жал руку своему спасителю.

Фотографии были очень удачны. Билли узнал лживую улыбку австралийца. Но откуда выкопали второго человека, его двойника? Сходство было поразительным. Билли внимательно разглядывал снимки. Разгадка оказалась проста. Как ему сразу не пришло в голову, что это был фотомонтаж? Боксер после боя похож на вышедшего из воды человека - слипшиеся от пота волосы, влажное лицо. Это были сделанные с него, Билли Стюбера, после разных матчей снимки, искусно смонтированные со снимками Фитцджеральда, с которым он никогда не встречался.

- Что это значит, Хульм? - растерянно произнес Билли.

- Джефф! - выдавил из себя сквозь смех Хульм. - Это все Джефф! Держу пари, что билеты на матч распроданы до единого.

Поборов, наконец, смех, Хульм встал и, как журавль прыгая через цветочные клумбы, побежал к дому звонить по телефону на стадион.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о 39-летнем правлении Екатерины Великой, ознаменованном многими значительными деяниями во благо России,  о  трагической судьбе Ариадны Эфрон, дочери Марины Цветаевой, о загадках, окружающих немногочисленные достоверные факты из жизни Рихарда Зорге, о жизни и творчестве Андрея Тарковского, о русском писателе-эмигранте Иване Сергеевиче Шмелеве, об исторических традициях, связанных с Вечным огнем, окончание детектива Павла Стерхова «Свадебный пирог и… немного крови» и многое другое.

 

Виджет Архива Смены