Загадочный мир

Борис Зотов| опубликовано в номере №1400, сентябрь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Абсолютно всем этим (подчеркиваю — вероятностным) характеристикам, требованиям и штрихам соответствует, например, Кирилл Туровский. Он оставил блестящее, признанное лучшим в ХП веке, литературное наследие, родился и творил в Турове, занимающем промежуточное географическое положение относительно южных, северных, восточных и западных княжеств тогдашней Руси, умер не ранее конца 80-х годов, был образован и занимал видное общественное положение, в то же время не принадлежа к боярско-княжеской среде, поскольку был в Турове епископом,.

Для нас, атеистов, все, связанное с религией, подчас автоматически представляется идейно ущербным, и приходится делать усилие, чтобы взглянуть на дело в историческом плане; не стоит забывать слова К.Маркса о том, что религия на определенных этапах познания мира была «общей теорией этого мира, его энциклопедическим компендиумом, его логикой, его моральной санкцией». Каждая эпоха порождает свой тип человеческой личности, неотделимый от этой эпохи.

Однако все, написанное К. Туровским, существенно отличается от «Слова» и строем, и языком. Но ведь иначе и быть не может: форма определяется целью произведения, его содержанием. От Кирилла до нас дошли, к сожалению, только проповеди — тексты официальные, не имеющие отношения к своеобразному поэтическому стилю «Слова». Возьмите какую-нибудь публицистическую статью любого известного поэта и делайте анализ, взяв для идентификации поэтическое произведение того же автора, к тому же написанное на совершенно иную тему. Думается, «узнать руку» будет чрезвычайно трудно. А если к тому же автор не хотел афишировать себя?.. Единственное, что можно привлечь для установления авторства в таком случае, — общую характеристику сличаемых текстов: есть ли проявления поэтического видения мира, склонности к использованию прямой речи, заметно ли использование иносказаний, намеков, образных сравнений и того, что называется подтекстом?

Воспользуемся той оценкой, которую дал творчеству Туровского историк С.М.Соловьев, причем дал безотносительно к задаче сравнения с текстом поэмы: «...слова Кирилла Туровского большею частию представляют красноречивые представления священных событий, ...цель слов его показать народу важность, величие празднуемого события, пригласить народ к его празднованию, ... отсюда сходство слов Кирилловых с церковными песнями, от которых он заимствует иногда не только форму, но и целые выражения; как и в тех, так и в других видим одинаковое распространение, оживление события разговорами действующих лиц; в сочинениях Кирилла замечаем также особенную любовь киносказаниям, притчам, стремление давать событиям преобразовательный характер, особенное искусство в сравнениях, сближениях событий, явлений».

Таков и творческий почерк автора «Слова», тут каждый штрих может быть соотнесен с поэмой. Однако уточнить все вопросы, возникающие при переходе от тезиса «авторство Кирилла Туровского возможно» к вывода «более подходящей фигуры нет», еще рано. Главное, что препятствует отождествлению Кирилла Туровского с автором «Слова», — это различие их идеологий. «Слово» — светское воинское произведение. Кирилл Туровский хотя и был выдающимся писателем, но другого, церковного, направления. Написать «Слово» означало бы для него взяться за пропаганду чуждых ему взглядов. Следует серьезно подумать о применении математической логики, других современных формальных методов и ЭВМ для окончательного решения вопроса: кто же он, написавший «Слово»?

«Слово», наша национальная гордость, того стоит.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Молодежь — надежда мира

XII Всемирный фестиваль молодежи и студентов

Непредвиденные итоги

Бережливость — категория нравственная

Когда брак… выгоден?

Проблемы «Баштелерадиобыттехники»