Историческая реальность

Александр Кузьмин| опубликовано в номере №1400, сентябрь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Слово изначальное. К 800-летию «Слова о полку Игореве»

Весной 1185 года князь Новгород-Северский Игорь Святославич отправился в поход на половцев. Этот тюрко-язычный народ обитал в южных степях между Волгой и Доном, занимался в основном кочевым скотоводством. Время от времени половцы совершали набеги на раздробленную феодальной усобицей Русь. Их легкая конница налетала на русские села и города, грабила население, уводила пленных.

Русские неоднократно наносили половцам поражения: в 1107 году их войско было разбито князем Мономахом, в 1183 и 1184 годах киевский князь Святослав Всеволодович, объединив нескольких русских князей, вновь одержал над половцами победу. Совместное выступление русских князей против исконных врагов Руси — степняков имело большое моральное значение. Русская земля была раздроблена на несколько феодальных княжеств, и все, кому были дороги ее интересы, мечтали об объединении. Князь Игорь Святославич не смог принять участия в походе 1183 — 1184 годов, ему сообщили об этом слишком поздно. Князь сожалел об этом и самостоятельно отправился в новый поход, лелея честолюбивые мечты не только нанести половцам поражение, но и возвратить Руси отвоеванные ими земли.

О походе Игоря Святославича подробно рассказано в летописях: 23 апреля 1185 года, не сообщив главенствующему среди князей киевскому князю Святославу Всеволодовичу, Игорь двинулся в степь. Вместе с ним в походе приняли участие его брат Всеволод, сын Владимир — князь Путивльский, племянник Святослав Ольгович Рыльский вместе с дружиной ковуев (союзных Руси кочевников, осевших на русских землях) во главе с Ольстином Олексичем. Этих ковуев прислал черниговский князь Ярослав Всеволодович. С самого начала поход не предвещал ничего хорошего; двигались с остановками: Игорь поджидал союзников, застоявшиеся за зиму откормленные кони шли тихо. 1 мая у берегов Донца войско застигло солнечное затмение. В Древней Руси это считалось предвестием беды. Войско двинулось навстречу своей судьбе в поход, из которого суждено было вернуться немногим. Трагизм героического подвига выразился не в покорности року, а в стойкости, с какой человек встречает опасность и следует долгу.

Игорь переправился через Донец. У Оскола опять задержался, поджидая своего брата Всеволода, шедшего из Курска. Через два дня они соединились и дальше к реке Сальнице пошли вместе. Лазутчики донесли, что половцы узнали о движении войска и готовятся к сражению. Эффект внезапности нападения был утерян. Игорю посоветовали возвратиться. Князь не пожелал отступить: это покрыло бы его позором. Русское войско двигалось всю ночь; на следующий день к полудню были замечены половецкие полки. Половцы стояли в боевых порядках на берегу реки Сюурлия. Обозы свои они отправили глубоко в тыл. Русское войско построилось в шесть полков: посредине — полк Игоря, направо — брата Всеволода, налево — Игорева племянника Святослава Рыльского. Впереди расположения были выведены лучники, за ними полк сына Игоря — Владимира и полк черниговских ковуев Ольстина Олексича. Начался бой: половцы пустили «по стреле». Русские не дрогнули. Черниговские ковуи и дружина Владимира Игоревича теснили врагов. Дружины Игоря и Всеволода не спеша шли за ними, сохраняя боевой порядок. Русский авангард достиг обоза половцев, захватил их жилища на телегах — вежи.

Игорь хотел продолжить преследование наполовину разгромленного противника, но, как это часто случалось в феодальном войске, не встретил поддержки. Князь Святослав Рыльский беспечно заметил, что половцев отогнали далеко, кони приустали, можно отдохнуть... Половцы между тем не поддались панике, у них было еще много свежего, неуставшего войска. Под покровом ночи они перестроили свои полки и с рассветом в громадной силе двинулись на русских. Разгорелось новое сражение; казалось, сама природа была настроена против войска Игоря: в лицо подул встречный южный ветер, он затруднял действия русских лучников. Все больше воинов падало под ударами кривой половецкой сабли или стрелы. Надежда на победу стала меркнуть. Скоро русские князья поняли, что нужно отходить, спасти хотя бы часть войска. Игорь приказал всадникам сойти с коней и сражаться в одном строю с пехотой. Нещадно палило солнце, воины изнывали от жажды, из-за отсутствия воды падали кони. Трое суток истекающие кровью дружинники пробивались сквозь тесные ряды врагов. Игоря ранили в левую руку. На рассвете третьего дня дрогнули черниговские ковуи. Игорь бросился к ним, хотел остановить, чтобы его узнали, снял шлем, но тщетно, — бросая оружие, эти бывшие союзники русских бежали. Половцы рубили их. Игорь сделал попытку пробиться к своей дружине, его схватили, спешили... Последним, кого увидел князь, — брата Всеволода, который неистово бился с врагами. Всеволода тоже взяли в плен; из всего русского войска уцелело 15 человек. Половецкие ханы делили пленных, захваченную добычу.

Киевский князь Святослав Всеволодович в это время тоже собирал войско, чтобы идти на половцев. Его потрясла весть о поражении Игоря. В «Слове о полку Игореве» упоминается его «злато слово», которое в летописи звучит так: «О люба моя, братья и сынове и муже земле Руское! — скорбно упрекнул Святослав Игоря и своих двоюродных братьев. — Дал ми бог притомити поганыя, но не воздержавше унос (юности) отвориша ворота на Русьскую землю... Да како жаль ми бяшеть на Игоря (как мне было на него раньше досадно), тако ныне жалую болми (так теперь еще больше жалею) по Игоре брате моемь».

Неудачный поход Игоря действительно отворил половцам ворота на Русь; вскоре хан Кончак осадил город Переяславль Южный, хан Гзак опустошил землю вокруг Путивля (сами города взять половцы не смогли). Опустошительному нашествию подверглась Черниговская земля. Среди русских князей не было единодушия (в «Слове» образно сказано, что полотнища княжеских стягов развеваются в разные стороны), чтобы дать степнякам отпор. Находившийся в половецком плену Игорь задумал побег (он пользовался у половцев относительной свободой) и в один из дней; перед заходом солнца, осуществил свое намерение. Одиннадцать дней и ночей бежал он по степи; днем прятался в оврагах и кустарниках, ночью продвигался к рубежам родной земли, наконец достиг города Донца.

В 1187 году возвратился из плена сын Игоря — Владимир. Приехал не один: у половцев женился на дочери хана Кончака, привез жену и «дитятю».

Автор «Слова» не ставил себе задачи воспроизвести поход Игоря, как это сделал летописец. «Слово» — памятник поэтический. В нем два плана: картина событий и персонажей реального похода и изображение полумистического мира, в котором приходится жить и действовать милым его сердцу «русичам». В этот план включены силы природы: звери, птицы, реки, фантастические Див и Дива-Обида и т. п. Некоторые сцены имеют символический смысл. «Слово» является произведением эпическим и лирическим одновременно. Это письменный памятник торжественного красноречия и в то же время «песня о подвигах», которые слагались в средневековой Европе во времена феодализма. Композиция «Слова» напоминает построение музыкального произведения. В нем выражены сложнейшие чувства и переживания: тяжелые предчувствия по поводу поражения русского войска, скорбь по погибшим, патетический призыв к объединению сил, продолжению борьбы и к победе, радостное ощущение красоты родной земли, гордости за ее героическое прошлое. Текст прерывается авторскими отступпениями: в кульминационный момент рассказа о битве Игоря вспоминаются полки Олговы, после повествования о падении стягов Игоря пространно говорится о последствиях, которые будет иметь это поражение для Руси.

Главной же темой сочинения является тема вечной, неиссякающей любви к родине, которая проходит в различных вариантах на протяжении «Слова» от начала и до конца. Что и дало Карлу Марксу право написать: «Суть поэмы — призыв русских князей к единению как раз перед нашествием собственно монгольских полчищ».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Гнездо кукушки

Нравственная норма

Владимир Высоцкий

Театр и песня