За чей счет веселье?

Юрий Соколов| опубликовано в номере №1487, май 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

Теперь к берегам нанесло столько грязи, что и не подойдешь.

Прежде здесь гнездовались утки, ловилась рыба, во время перелета останавливались на отдых миллионы птиц. А в сторонке, в тихих укромных местах, заросших камышом, селились ондатра, нутрия и бобры, завезенные сюда из заповедника.

Теперь повсюду только гниющая жидкость, подпертая дамбой.

А ведь еще до ее возведения специалисты предупреждали, что затея чрезвычайно опасна для природы, дамба погубит Невскую губу и вызовет эпидемиологическую опасность для курортной зоны. В 1978 году более ста ученых научно-технического совета ВООП считали неприемлемым строительство этого сооружения. И экспертная комиссия ГКНТ и АН СССР в своем письме в Госстрой сообщала о возможности ухудшения экологических условий в отгораживаемой части залива и рекомендовала Госстрою пересмотреть проект, учесть реальность положения дел с дамбой., Но факт остается фактом — не учли. Возобладала перспектива грандиозной многолетней стройки с большим привлечением материальных, денежных и людских ресурсов. И тогдашние отцы города одобрили проект западного варианта дамбы, пренебрегли простыми истинами, проигнорировали рекомендации ученых.

«...Если губа зацветет и провоняет — мы ее засыплем», — вспомнились слова тогдашнего первого секретаря Ленинградского обкома КПСС Романова. Что ж, в «дальновидности» Романову не скажешь — Невская губа зацвела, и ныне несет от нее сероводородом.

Конечно же, предусматривались и очистные сооружения. Но с самого начала обозначился разрыв. Скажем, если строителям дамбы деньги платило Минэнерго, то строителям очистных ведомство победнее. «Дамбисты» получили современную технику и в первый же год мощной поступью ринулись расширять фронт работ, претворяя в жизнь «проект века». Трудились они с молодецким размахом, вели себя независимо, допускали вольности в обращении с проектом. Их не очень-то интересовало, как идет работа на очистных сооружениях. 'У них была своя грандиозная задача: к 1984 году построить сухопутный проезд от Горской до Кронштадта. Дорога, состоящая из цепи дамб и песчаных перемычек,- первоначально наглухо перекрывала Северный пролив, образуя застойную воду. И только под нажимом проектировщиков, заказчика ^г гидрогеологов смыли надводную часть песчаного вала. Подводные же земляные преграды еще полтора года мешали протоку, задерживая загрязняющие вещества. Очистные сооружения? С опозданием не менее чем на два года закончилось строительство первой очереди (она возводилась десять лет) Северных очистных сооружений в поселке Ольгино. Но тут оказалось, что главный тоннельный коллектор, по которому бы «хлынули» стоки на эту очистную станцию, все еще находится на стадии проектирования, а дата ввода ора не раньше 1992 года! Увы, это не единственный просчет, не единственный проектный промах.

А пока картина такова: сточные воды — практически не очищенные и не обеззараженные, — попадая в застойную зону, лениво перемещаются от поселка Ольгино не в Финский залив, а к городу, в сторону Приморского парка Победы. Обеспечить нормальную экологическую обстановку в Невской губе так и не удалось. Правительственное решение о стопроцентной очистке сточных вод осталось на бумаге. Ни один пункт этого «руководства действию» подразделениями Ленгорисполкома не выполнен. Как водится, никто ответственности не понес. Вывод: обстановка неотвратимости наказания за экологическое преступление в нашей стране еще не создана, о чем уже не раз говорилось в «Смене».

И теперь, после подписания «Соглашения» на технико-экономическое обоснование развлекательного Центра идут обсуждения, какой вариант очистки выбрать: окончательную локальную со сбросом в Финский залив или предварительную локальную со сбросом в Северные очистные сооружения. Однако можно ли игнорировать тот факт (как и десять лет назад), что наши самые современные и производительные очистные станции воду практически не очищают? Они лишь отфильтровывают крупные примеси, улавливают нефтяные пленки, песок, перерабатывают органику, осветляют воду. «Основной поток ядовитых веществ, биогенных элементов, а также микрофлоры проходит станцию транзитом... Со всей ответственностью надо заявить, что нынешняя деятельность очистных станций в условиях Комплекса защитных сооружений приносит значительный вред, дискредитируя идею своего существования», — отмечалось в журнале «Звезда».

Способна ли северная ранимая природа безболезненно выдержать поступление дополнительных отходов от громадного числа (десять миллионов в го) туристов? Сотни тысяч машин, автобусов заполнят не только имеющиеся и новые автодороги, но и всю прибрежную полосу Карельского перешейка и ущерб западной зеленой зоне. Способны ли те, от кого теперь зависит, будет ли подписан международный контракт, понять, что гигантский Центр может вызвать еще один экологический просчет, чреватый необратимыми процессами? Или и нынче перспектива грандиозного многолетнего строительства берет свое? Судя по всему, да. Иначе как понять слова профессора М. Игнатьева: «На строительство дамбы затрачены сотни миллионов рублей, которые, по сути дела, отдачи не дают. А этот проект позволит получить отдачу от этих строительных мощностей»...

В конце 1988 года на сессии АН СССР академики, с тревогой говоря о создавшихся чрезвычайных обстоятельствах в Невской губе, предложили обратить внимание правительства на необходимость прекращения строительства до получения научно-технической экспертизы проекта дамбы, на тяжелейшую экологическую ситуацию, а также переключить производственные мощности управления «Ленморзащита» на строительство очистных сооружений и канализование стоков города.

Однако из выступлений руководителей города ленинградцы поняли, что производственные силы «Ленморзащиты» предполагается направить на строительство развлекательно центра. Именно «Ленморзащита» бросит свою технику и рабочую силу не на жилищное строительство и благоустройство города, не на то, чтобы улучшить санитарное состояние Невской губы, а на варварское уничтожение Левашовской пустоши, леса и перелески которой дают кислород и оздоравливают воздушный бассейн Северо-Запада Ленинграда. Именно «Ленморзащите» будет поручено выполнение работ нулевого цикла большого развлекательного Центра.

«Дамба — это часть стратегического плана, — говорит начальник управления Усанов. — А вторым этапом будет строительство международного Центра туризма и развлечений».

...После встречи представителей Ленгорисполкома с жителями поселка Лисий Нос в городе были проведены дискуссии. «Цель их, — по словам профессора Игнатьева, — понять доводы противников, не эмоции, а доводы. И доводов против Центра мы не нашли».

Технократ, автор концепции Центра, уверенный, что ему удастся осуществить давнишнюю затею, «не услышал» убедительных доводов своих соотечественников.

В ленинградском Доме ученых в Лесном, где проводилась одна из дискуссий, присутствовали 200 человек. Выступило около 35 специалистов. Из них 30 — с критикой проекта. Архитекторы говорили, что за основу проекта взята американская модель организации культурного досуга, механически перенесенная на нашу почву, без учета собственного уровня социально-экономического развития.

Ботаники в своих выступлениях привели пример, как при строительстве Северных очистных сооружений в поселке Ольгино участок стройки был опоясан двухметровой траншеей для осушения территории. Березы и сосны, росшие там, мгновенно засохли. В проекте предусмотрено сооружение судоходного канала пятнадцатиметровой глубины вокруг развлекательного Центра. От этого неминуемо пострадают леса, входящие в зеленую зону Ленинграда, погибнет популяция восковника — растения, занесенного в Красную книгу. Стоимость этой популяции — 32 миллиона рублей.

Один из выступающих, молодой человек, работающий экскурсоводом «Интуриста», Виктор Машеджинов совершенно справедливо говорил: «Иностранцы приезжают к нам не из-за игровых автоматов, аттракционов и отелей. У них есть и получше. Их привлекают уникальные памятники, музеи, дворцы. У нас нет музея Пушкина, если не считать на Мойке, да и тот плохо отреставрирован. У нас нет музея Ахматовой. Городу нужен музей блокады Ленинграда. Вот что могло бы нас духовно обогатить. А вместо этого мы имеем кемпинг в поселке Ольгино — очаг бездумных развлечений, проституции, фарцовки и валютных махинаций. Но этот кемпинг — ничтожная капля по сравнению с задуманным Центром... И еще: иностранные туристы стали приезжать к нам со своей питьевой водой во флягах, термосах».

Теперь уже известно: над Ленинградом вообще нависла угроза острейшей нехватки питьевой воды. О загрязнении Ладоги и Невы вроде бы слышали, но насколько это может быть опасно в ближайшем будущем — не осмысливается до конца. Ибо точные данные состава воды скрывают даже врачи санэпидстанции — те, кто в первую очередь должен беспокоиться о здоровье населения города. И это незнание грядущей опасности оборачивается молчаливым попустительством при проталкивании очередного «проекта века».

На восстановление первоначального качества воды в Ладожском озере потребуется не менее 25 лет при условии снижения поступления фосфора в 1,5 раза от нынешнего уровня. Но поскольку закрытия действующих предприятий, скидывающих неочищенные воды в озеро, не предвидится и объемы вносимых удобрений на поля увеличатся в 2,6 раза (по данным ВАСХНИЛ), то о спасении озера и говорить не приходится.

Для снабжения города питьевой водой в чрезвычайных ситуациях объединению «Севзапгеология» было поручено разведать новые запасы питьевой воды. Геологи нашли подземную реку. Но когда готовились к размещению водозаборных скважин, то увидели, что это уникальное водохранилище находится под той самой землей, которая на 50 лет будет передана в распоряжение иностранных фирм. Люди горько иронизируют: не получится ли, что в «стране чудес» предприниматели будут нам же продавать питьевую воду?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Ледяной архипелаг

Жизнь на Шпицбергене

Стажеры на войне

Как участники боевых действий оказались непричастны к Победе