Юй-Гун передвигает горы

Савва Кожевников| опубликовано в номере №680, сентябрь 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

Вот опять появились заводские корпуса, кирпичные дома рабочих поселков. Поразил нас Мукден. Он подпирал небо сотнями дымящихся труб. Проехали мимо складов угля: огромные бунты его заняли несколько квадратных километров. Проскочила мимо нас какая - то пагода, вся черная, будто кто - то специально вымазал ее сажей.

Где - то восточнее Мукдена работает металлургический гигант - Аньшаньский комбинат. На многих станциях мы видели железнодорожные платформы с его продукцией: чугуном, сталью, тонкими листами железа, бесшовными трубами.

Всюду чувствовалось дыхание Фушуня, города угля, Фынманьской гидростанции, приводившей в движение тысячи моторов, станков, разнообразных машин.

Мы въехали в Северо - Восточный Китай - индустриальную базу страны. Шаньхайгуань и был воротами в этот обширный край, на который так много возлагает надежд строящийся Китай. Не потому ли и диктор в Шаньхайгуане так сердечно пожелал пассажирам нашего поезда, ехавшим на новостройки, счастливого пути и хорошего здоровья?

Уже поздней ночью, когда впереди вспыхнули цепочки электрических фонарей, а потом высоко в небе проплыли четыре красных горящих шара, начальник поезда объявил по радио:

- Чанчунь.

Поезд остановился около широкой асфальтированной платформы с массивной крышей, приподнятой по краям вверх. По туннелю мы вышли на площадь. Обогнув сквер на новенькой «Победе» Городского народного комитета, мы въехали в бывшую «столицу» бывшей «империи» - Маньчжудиго.

Есть в этом городе два здания: одно стоит в юго - восточной части города, другое - в юго - западной. В первом когда - то жил император Пу И, во втором жил и сейчас живет механик У Тан.

Император Пу И, конечно, не подозревал о существовании механика. У Тан, правда, знал, что есть на свете Пу И и что он называет себя императором, но не придавал этому факту особого значения. «Кукла», - сказал механик про императора и прибавил к этому такое соленое словцо, что его сыновья, присутствовавшие на нашей беседе, долго смеялись.

Пу И родился в 1904 году, У Тан - в 1895. Разница в возрасте была на девять лет в пользу У Тана. Но когда Пу И исполнилось только три года, он стал импера - TODOM, а У Тан - учеником слесаря в Харбинских судостроительных мастерских.

Но это только на первый взгляд могло показаться, что Пу И в своей карьере шагнул далеко. В 1912 году, не успев еще достигнуть совершеннолетия, он был свергнут с престола. В июле 1917 года в результате монархического путча Пу И был снова провозглашен императором, но пробыл в этом звании всего лишь восемь дней.

Где после этого жил, что делал экс - император - ни для кого из нас не представляет особого интереса. В 1932 году, когда японцы, захватив Маньчжурию, провозгласили независимое от Китая государство Маньчжоуго, они нашли 28 - летнего Пу И. В 1934 году он стал императором Маньчжудиго. Император, конечно, должен иметь дворец. И японцы его построили. Когда мы к нему подъезжали, в глаза прежде всего бросился цвет крыши. Он был желтый - привилегированный цвет китайских императоров.

Нас удивил прежде всего внешний облик этого здания: оно поразительно походит на казарму. Тяжелая крыша из желтой глазированной черепицы, с загнутыми вверх углами, напоминала шляпу на маленьком хилом человечке.

А вот и парадный подъезд: несколько кирпичных столбов, обвитых рогатыми драконами, и около десятка гранитных ступенек. Мы поднялись по этим ступенькам, но вовнутрь проникнуть не смогли: подъезд был завален ящиками с экспонатами будущего исторического музея, который здесь создается.

Пришлось войти в боковые двери, примыкавшие к бомбоубежищу, в которое в случае нужды должен был бегать император. Мы увидели длинный, гостиничного типа коридор, из которого вправо и влево шли бесконечные двери. Постучавшись в некоторые из них, мы познакомились с новыми жильцами дворца - чан - чуньскими рабочими.

Потом мы осмотрели примыкавший к зданию сад. В нем было все, что, по многовековой традиции, полагалось для сада китайских императоров: искусственная горка, деревца на ее покатых боках, узорчатая беседка с двухъярусной крышей. Около горки - бассейн и фонтан. Но все это - и сад, и горка, и беседка, и бассейн, и фонтан, - все настолько мизерных размеров, что, казалось, создано для забавы ребенка, который еще не отвык играть в куклы.

Единственное, что было не игрушечным, - это бомбоубежище и окружавшая дворец железобетонная стена с колючей проволокой, по которой для предохранения «императора» от его «верноподданных» пускался по ночам электрический ток.

Так жил игрушечный император Пу И. А хозяева его в это время пытались превратить Чанчунь в новую столицу - Синьцзин. Мы побывали на «министерском проспекте». Это широкая асфальтированная магистраль, утопающая в зелени. Но и здесь, как с императорским дворцом и с самим императором, не обошлось без смешного. На массивные здания «строители» надели комические шляпы. Здание верховного суда похоже на разжиревшего пузатого дядю, к голове которого прикреплена миниатюрная панама с растопыренными полями. Дворец совета министров увенчан карликовой головкой с задранными вверх ушами. Крыша над военным министерством похожа на петушиный гребень, прикрепленный к спине слона.

А замысел - то был каков! Здания должны были символизировать: Маньчжудиго господствует над Европой! Синьцзин превыше Москвы!

Москва, как известно, стоит на восьми холмах. На восьми холмах пытались воздвигнуть японцы столицу Маньчжудиго. Мы объехали эти «холмы». На одном из них перед нами предстал храм, построенный в честь образования Маньчжудиго, на другом - «могила смиренного сына, почитавшего родителей», с множеством нравоучительных надписей, на третьем - бронзовая статуя будды - женщины «Куан Ши - ин», что в переводе означает «наблюдающая за всем миром».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены