Выбираю детство

Альберт Лиханов| опубликовано в номере №1476, ноябрь 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

Одобрено предложение фонда о выпуске специальных благотворительных билетов. Мы рассматриваем этот билет как своеобразный «кирпичик», который каждый человек может вложить в строительство таких домов и целых детских городков. Безусловно, это не единственная форма участия народа в оказании помощи в строительстве и содержании детских домов семейного типа. В фонд поступает много предложений о проведении вещевой лотереи, средства от которой будут использованы на благотворительные цели. Материальным обеспечением лотереи могла бы стать, на наш взгляд, сверхплановая продукция автозаводцев, коллективов предприятий министерств электронной и радиопромышленности, других ведомств, выпускающих товары народного потребления, произведения наших верных друзей — художников и мастеров декоративно-прикладного искусства, переданные Советскому детскому фонду для этих целей. Словом, мы работаем над тем, как это сделать лучше, ждем предложений от наших сторонников и активистов, всех тех, кому небезразлична судьба детей, лишенных семьи.

Скажу и еще об одной акции детского фонда — нашем участии в борьбе с детской смертностью. Тяжелейшую беду — высокий уровень детской смертности (по этому печальному показателю наша страна держит едва ли не первое место в мире среди развитых стран) — авторы многочисленных писем и обращений в фонд справедливо расценивают как явный признак социальной несправедливости и отсталости, свидетельство и следствие долголетней «политики экономии» на охране материнства и детства. Пик такой экономии, соединенной с другими социальными и культурными бедами, пришелся на республики Средней Азии и Казахстан. Здесь общесоюзные проблемы — слабая в большинстве своем материально-техническая база детского здравоохранения, острый дефицит лекарств, медицинского оборудования — длительное время усугублялись низкой санитарной и социальной культурой и национально-религиозными предрассудками. Не говоря уж о климатических условиях, о тяжелых условиях работы беременных женщин на хлопковых полях и табачных плантациях. Беспощадное отношение к матери ее близких (некоторые рожают по два раза в год!) кровнородственные браки вызывают много различных заболеваний, генетические отклонения, появление ослабленных детей.

Именно сюда мы высадили наш крупный медицинский десант. Оправдал ли он себя? Безусловно. В мире нет ценностей дороже детской жизни. На несколько промилле снизилась шкала этой общенациональной трагедии. Десант детского фонда сохранил жизнь тысячам своих юных сограждан.

Но мы пойдем дальше. Уже сейчас мы получаем массу предложений о расширении сферы действий и десантов, и специальных доверенных врачей детского фонда, включить в «зону риска» 'многие территории Российской Федерации. Кроме того, мы активно содействуем процессу передачи зданий упраздненных министерств и ведомств, бывших особняков и зон отдыха «высоких гостей» под региональные центры охраны здоровья детей, санатории для маленьких инвалидов. Один из таких дворцов мы получили, например, в Баку. Планируем создать Всесоюзный центр детского здоровья, Институт детской неврологии и психиатрии. Вплотную приступили к созданию Всесоюзной ассоциации «Семья и здоровье». В общем, мы убеждены, что сохранение детской жизни не может быть только задачей медиков. Это забота народа.

Я привел лишь три примера крупных, долговременных, социально важных, на наш взгляд, акций и инициатив детского фонда, чтобы еще раз трижды подчеркнуть: забота о детстве, его физическом и нравственном здоровье — основа вложений народных денег.

Но есть и немало других этически важных проблем, в решении которых фонд не участвовать не может. Безнравственным это было бы.

Особая наша боль и горечь — дети-инвалиды. Не секрет, что детство не избавлено от тех же страданий, какие переносит наш взрослый мир. Только в детстве все переживается пронзительнее, больнее и потребность в нашем человеческом участии, нашей помощи острее. Но что мы знали об этой беде до недавнего времени? Разве думали о том, что только детей, больных церебральным параличом, у нас в стране почти 400 тысяч? А что мы сделали для них? Пока очень и очень мало. Ведь, не зная, нельзя сочувствовать, а в конечном счете нельзя помочь. Мы же спрятали своих инвалидов, не видим их на улицах, в кафе, кино- и театральных залах, на концертах и в музеях. Часть из них мы «упекли» в специальные школы-интернаты, остальные живут в семьях, зачастую один на один со своим одиночеством и трагедией.

Во многих странах мира на перекрестках уложены специальные бетонные плиты со скосами. Инвалид на коляске легко может пересечь такой перекресток. Эти пандусы есть и в общественных зданиях, они закладываются в проект. У нас же такого рода технические нормы применяются и действуют только в Таллине. Кстати, там же живет группа молодых инициативных людей, которые сейчас организуют специальный центр помощи детям-инвалидам. Больше того, в Таллине создан наш кооператив, который будет выпускать оборудование для таких детей — начиная с костылей и заканчивая специальной техникой, может быть, даже и колясками. Скажу кратко: одно из важных дел нашего фонда — добиться того, чтобы ребенок-инвалид перестал быть «человеком-невидимкой», стал равноправным членом нашего общества. Я бы даже слово «инвалид» отменил. Это человек, требующий особого внимания.

Уже несколько лет я переписываюсь с кооперативным товариществом молодых инвалидов «Искра». Они объединились во имя того, чтобы поддержать морально друг друга. Они собирают рубли из своих скудных пенсий, чтобы иметь в запасе дефицитное лекарство, которое можно послать нуждающемуся деревенскому пареньку. У них есть своя библиотека, где собраны книги о мужестве, они посылают их друг другу. Ребята выпускают свой машинописный журнал со статьями из периодики о мужестве, пускают по кругу эти несколько экземпляров, чтобы, читая, не теряли духа их товарищи...

И мы очень основательно будем заниматься проблемой детской инвалидности. Фонд собирается построить несколько санаториев для маленьких инвалидов. Мы ведем переговоры с зарубежными фирмами и советскими организациями о строительстве таких санаториев — как совместных предприятий — на самом современном уровне. Не хочу сейчас предвосхищать всего, что будем делать. Лучше сделать, а потом сказать. Слишком много обещаний давали мы нашим детям в прежние времена.

И еще об одном. К стыду нашему, на задворках общественного внимания до недавней поры оставались те, чье детство просто не состоялось. Я имею в виду бывших малолетних узников фашистских концлагерей. Кто должен позаботиться о них, о восстановлении социальной справедливости к жертвам фашизма — детям? Или, скажем, об адаптации малолетних правонарушителей? Или о судьбах детей, чьи родители погибли, выполняя свой служебный долг, либо стали жертвами трагедии Чернобыля, морских, железнодорожных катастроф? Наверное, и мы, фонд. Что-то у нас уже выстраивается. Так, например, создан Союз бывших малолетних узников фашистских концлагерей, активно действует его совет. Но много дел впереди.

Год практической работы детского фонда не только подтвердил правильность выбранных приоритетов, но и сделал многие болевые точки детства яснее, четче, выявил немало новых задач — неотложных и перспективных. Одна из них — создание Института детства Академии педагогических наук и Советского детского фонда. По нашему глубокому убеждению, Институт детства должен стать многоцелевым научным учреждением, комплексом «НИИ — вуз», где бы органично сочетались фундаментальные теоретические исследования и прикладные науки с функциями высшего учебного заведения, включая переподготовку педагогических кадров. Словом, высшая цель, которую преследует детский фонд, состоит в том, чтобы реализовать идею триединой защиты детства: медицинской, психолого-педагогической и правовой, чтобы выпускники института были не только исповедниками милосердия, наставниками детей, но и фактическими их опекунами и попечителями. Вполне возможно, что предоставление таких функций потребует изменения законодательства.

За каждым нашим шагом следят миллионы глаз. Люди смотрят телепередачи, читают газету «Семья», сопереживают и откликаются на полученную информацию. Почта фонда стала важным каналом обратной связи. Более восьми тысяч писем поступило к нам, в приемную фонда пришли три с половиной тысячи граждан. Кто-то просит помощи, кто-то предлагает ее, кто-то делится мыслями, кто-то требует вмешаться в конфликтную ситуацию, а кто-то просто нуждается в конкретном слове сочувствия.

Нам очень нелегко справляться с таким потоком писем и посетителей, тем более что живем мы в тесноте и обиде, в нескольких крохотных номерах гостиницы «Юность», но стараемся, чтобы ни одно письмо, ни одно заявление не осталось без ответа, просьба — без помощи.

Трудное это дело. Нередко письмо — это чьи-то многолетние хождения по мукам, и за помощью в детский фонд автор обращается как в последнюю инстанцию. Да и вопросы не из легких. Сумеем ли помочь, если все другие «инстанции» не смогли или отмахнулись? Ведь мы далеко не всесильны. К тому же живем в условиях перевернутой этики. Обращаешься с просьбой помочь человеку к первому секретарю обкома партии, а отвечает тебе чуть ли не горкомхоз. Пишешь министру, отвечает зам. начальника главка. Вот так пока что относятся чинуши к детскому фонду, и это правда, товарищи, печальная, но реальность.

За строкой многих писем ощущается бездушное отношение к проблемам семьи, особенно многодетной. Просьбы о содействии в улучшении жилья, сохранении здоровья детей — в каждом пятом письме. Идеи семейного детского дома, требования об упрощении существующих инструкций по вопросам опеки и усыновления высказываются почти в половине писем. Такое единомыслие людей не может не радовать. Случаются, конечно, и равнодушные, и злобные письма, но бог им судья. Я же хочу сказать спасибо всем, кто милосерден, добр, исполнен веры в то, что наше дело правое. Детство нуждается в нашей защите, в нашей помощи. Нужен конкретный адрес? Пойдите в любой детдом, интернат, Дом ребенка, детскую больницу, в многодетную семью. Загляните туда и увидите: везде нужны ваши руки, ваше сердце.

В одном я уверен: вместе у нас хватит сил решить любую проблему. Но только вместе, ибо мы выбрали Детство — этот беззащитный, слабосильный и еще не познанный мир.

 

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Спасательный круг

Или шанс для потомков