Время, вперед! Сверхскоростные поезда

Ю Шатуров| опубликовано в номере №250, октябрь 1933
  • В закладки
  • Вставить в блог

Товарищ Жюль Верн! Высокий человек, с веерообразной бородой, в длиннополом сюртуке, оглянулся. Знаменитый автор фантастических путешествий стоял на краю тротуара. Засевшие на крышах круглые жерла прожекторов выбрасывали на площадь огромные потоки света. По гладкому асфальту площади, расчерченному блестящими, как сабля, рельсами, двигались цветные домики трамваев, сновали быстроходные авто. Слева, из переулка выдвинулся отряд загорелых детей, повязанных красными галстуками.

- Где я? - опросил Жюль Берн у своего спутника. - Куда исчезла Эйфелева башня? Разве я не в Париже?

- Запаситесь терпением. Скоро вам все будет ясно, а пока пойдемте со мной.

Через две минуты они вступили на движущийся верх тротуара. Пионеры шли за ними. С тихим, едва заметным колебанием движущийся тротуар бережно поднимал их кверху.

Они вышли на широкий, выложенный разноцветной мозаикой проспект перрона.

- Товарищ Жюль Веря, мы едем в Москву. Под высокими стеклянными, узорчатыми сводами заиграл горнист. Ребята окружили Жюль Верна. Носильщики в белых халатах разъезжали на автокарах, нагруженных чемоданами, баулами, саквояжами. Пассажиры готовились к приходу поезда.

Треугольный, блестящий, как будто суконкой натертый, рельс перерезывал перрон на две математически равных части. Вырвавшись с перрона, рельс устремлялся к двум противоположным сторонам горизонта, повиснув на эстакадах над зеленой долиной.

- У вас однако большая семья, - сказал Жюль Веря. - Но, по - моему, они провожают больше меня, чем вас.

- Вы ошибаетесь! Это не мои дети, а пионеры. Провожают они вас, так как любят ваши книги, полные бодрости и увлекательной веры в технику.

Неожиданно забилась электрическая трель звонка. Издали пробежала сверкающая линия огней. Звонким, гудящим тоном запел рельс. Длинный сигарообразный корабль, поравнявшись с перроном, застыл. Ввинченные в корму лопасти воздушного винта, сделав несколько оборотов, остановились. Мягко раздвинулись шарнирные металлические двери. Засияла надпись:

«Сталинабад - Ташкент - Москва».

Пассажиры, не суетясь, входили в вагон. Сверкающий зев багажного отделения проглатывал многочисленную кладь.

Темный круг с фосфоресцирующими делениями и стрелками показал время. Романист запомнил:

«Восемь часов без двух минут».

- Отправляемся через минуту, - пробасил громкоговоритель, когда Жюль Верн со спутником открывали дверь своего купе.

Где - то зазвенела высокая нота. Наружные двери пришли в движение. Позади глухо застрекотал мотор, и перрон, зашевелившись, стал уходить в бок. Замелькали лица, а через минуту, набирая скорость, поезд вырвался из пределов освещенного города и врезался в ночь.

Странное ощущение овладело Жюль Верном. Он видел, с какой быстротой мелькали сады, строения, улицы, но не чувствовал скорости. Вот уже глаз перестал различать близкие предметы, сбоку выросла сплошная стена, и только огромный желтый диск луны, полыхая, бежал вровень с поездом.

Мерное, успокаивающее жужжание наполняло вагон. Одно мгновение Жюль Верну почудилось, что он затонул на своем «Наутилусе» на большой глубине, а луна - даже не луна, а неведомое морское чудище, мчащееся в погоне за светляками - звездами. Все было загадочно и непонятно. Из коридора доносился спокойный разговор, тихо звенела посуда.

В дверь постучали.

- Войдите! - воскликнул Жюль Берн и встал, ожидая, что появится еще одна неожиданность. Он только несколько минут прожил в этом вагоне, внешне похожем на «Наутилус», но эти минуты были необычной, чем его фантастические видения.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены