Возвращение Сатанау

Бор Горбатов| опубликовано в номере №308, август 1938
  • В закладки
  • Вставить в блог

Историю возвращения Сатанау мне рассказал Ребровский, партийный работник Чукотки. Целый месяц мы прожили с ним в фактории Майна-Пыльгино, на побережье Берингова моря. Мы ждали парохода. Но парохода не было.

Мы изнемогали от безделья. По вечерам мы рассказывали друг другу басни. Я знал уже и историю первой любви Ребровского, и то, как он женился, и какие он блюда любит. В последние дни мы лежали молча, каждый в своем углу.

- Хотите, - неожиданно сказал однажды вечером Ребровский, - я расскажу вам историю Сатанау?

- Ладно, рассказывайте, - зевнул я.

- Но прежде послушайте о Нам-Боке.

- А это что еще?

Он вытащил из - под подушки растрепанную и засаленную книгу и прочел мне из нее рассказ Джека Лондона «Нам - Бок - лжец».

Вот история Нам - Бока. После десятилетнего странствования по чужим морям он вернулся к родному очагу. Эскимосы встретили его испуганно: они были уверены, что он пришел из царства теней. Нам - Бок рассказал им о том, что видел в стране белых: о железном доме, который без весел плывет по морю, о звере, которого кормят камнями, а он за это возит людей по земле... О многих чудесах рассказал Нам - Бок. Но эскимосы высмеяли его и назвали лжецом: железо тонет в воде, зверя не кормят камнями. И они прогнали Нам - Бока с позором от родного очага. Такова история Нам - Бока, рассказанная писателем Джеком Лондоном.

А вот история Сатанау, рассказанная мне Ребровским в фактории Майна - Пыльгино, на побережье Берингова моря, в томительные дни нашей «вынужденной посадки».

Пароход пришел с востока. Последним на берег сошел человек в синем комбинезоне, с карманами, прошитыми в два ряда белыми нитками. Такие комбинезоны носят на Аляске и на японских рыбных промыслах. За плечами у приезжего болтался мешок - весь его багаж. Уверенно, как человек, которому здесь места знакомы, он пошел вверх по берегу, выбрал камешек посуше, сел и озабоченно начал стаскивать сапоги. Затем достал из мешка ботинки, ярко - алый с синими горошинами галстук, такой же платок, бережно и любовно разложил все на камне, спрятал сапоги в мешок, ботинки обул, галстук повязал на шею, платок сунул в карман на груди и улыбнулся довольной улыбкой. Затем он направился к людям на берегу.

Он подошел прямо к группе чукчей и остановился, картинно расставив ноги и улыбаясь.

- Вот я вернулся, - сказал он по - чукотски. - Вот, наконец, я приехал!

На него удивленно глядели десятки глаз. Он догадался, что его не узнали, и обрадовался этому. Гордо выпятил грудь, вытащил платок и помахал им.

- Кто ты, человек, говорящий, как настоящие люди? - спросил дрожащим голосом старик в очках.

- А это ты, Пеляугын? - засмеялся пришелец. - Кто тебе дал очки? А это... это... Тыгренкау? - продолжал он, вглядываясь в лица. - Это Улькугын, - он переходил от одного к другому, а они следили за ним растерянными взглядами. - Это Пгель... Это Кау - Кау. Ты стала старой, Кау - Кау, как прокисший хлеб. Это твои дети?

Он узнавал только стариков: молодые были незнакомы ему. Пришелец покосился на двух молодых ребят в европейских пиджачках. На одном из них он с досадой увидел галстук. Но его галстук был ярче, красивее, и он успокоился.

Пеляугын, который был в очках и потому видел лучше всех, вглядевшись в пришельца, нерешительно произнес:

- Э! Это ты, Сатанау? Ты вернулся?

- Да, - гордо ответил пришелец. - Я Сатанау. И я вернулся!

- Это ведь Сатанау! - раздались голоса, и все весело окружили парня в синем комбинезоне.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены