Рота Л.

Альфред Кантарович| опубликовано в номере №308, август 1938
  • В закладки
  • Вставить в блог

Наша бригада находилась тогда на юге, на фронте Пособланко. Около полудня в штаб пришел адъютант первого батальона «Чапаев» лейтенант Л., вытянулся перед генералом и доложил:

- Рота Л. прибыла.

Мы заинтересовались, что это за рота. Генерал утверждал, что в его бригаде такой роты не существует. Л. предложил нам выйти во двор - там он нам ее покажет.

Во дворе стояли четыре мальчика в возрасте примерно от 12 до 14 лет, оборванные, но необычайно веселые, жизнерадостные, готовые тотчас же броситься каждому из нас на шею. Л. объяснил, что все четверо - юные «перебежчики». Утром они, к изумлению товарищей, внезапно появились на наших позициях. Пришли они из занятой фашистами Пенаррои. Обо всем остальном расскажут сами.

В мою обязанность входит допрашивать всех перебежчиков, появляющихся на месте расположения бригады.

Мальчиков звали Альварес, Родриго, Педро и Иеронимо. Самый маленький, худенький двенадцатилетний Иеронимо - вожак. Демонстрируя свою ловкость, он начинает бороться со своим другом четырнадцатилетним Педро и так умело действует ногами, что Педро спотыкается и принужден сдаться. Самый старший - пятнадцатилетний Родриго - не намного выше и крепче остальных. У него четырехугольная голова, он сдержан, неповоротлив, податлив и добродушен. Тринадцатилетний Альварес - очень смышленый мальчик, он и Иеронимо самые умные.

Я повел ребят за свою загородку в сарае.

Они сели, вернее, взгромоздились на мой матрац, и, совершенно обезумев от задора и радости, так долго смеялись и болтали, что я никак не мог начать «допроса». Все четверо упорно перебивали друг друга. Наконец, выяснилось следующее: все четверо - дети рабочих из города Пенаррои. - Отцы их были горнорабочими. Сейчас один убит, другой попал в плен к фашистам, двое бежали к нам, республиканцам, но где они сейчас, дети не знают. Мальчики до сих пор жили с матерями.

Что они делали? Бегали. В школу они не ходили с самого начала войны, потому что, когда фашисты установили в Пенаррое свое кровавое владычество, школы были открыты только для фалангистов. Для того чтобы попасть в школу, дети или их родственники должны были числиться в списке фалангистов. Этого мальчики не хотели (все четверо сказали это хором). Трое из них умеют читать и писать. Четырнадцатилетний Педро тут же вывел нам крупными буквами имена главарей фалангистов в Пенаррое: Маноло Хизадо, Томас Мола, Педро Ногалес и Хамаро Санхец.

Эти мальчики совершенно не поддаются какому - либо воздействию фашистских демагогов. Когда они говорят «носострос» (наши), этим словом они обозначают нас, республиканскую, антифашистскую Испанию. Им очень хочется войти тотчас же в ряды нашей армии. Ударяя себя в грудь, Альварес говорит:

- Soy antifascista!. Педро восклицает:

- Somos todos antifascistas!.

Затем все четверо начинают наперебой кричать, что хотят вступить в ряды республиканских бойцов: трое в пехоту, а Альварес - к саперам. Иеронимо просит, чтобы мы ему дали винтовку, и тогда мы увидим, как:

- Pang - fascista muerto!

Все мальчики хотят стрелять. Каким образом узнать у них, что они видели в Пенаррое, почему и каким образом попали сюда? Я не могу быть с ними серьезным: они заставляют меня смеяться, но все же я узнаю почти все, что нам нужно.

Что они делали в самое последнее время? Ходили в шахты, в горы, воровали там уголь и продавали за несколько сентимос.

Что они делали с деньгами? Отдавали матерям. Они составили небольшую группу и «организовали» ослика, который помогал им тащить уголь. Хотели захватить и его с собой сюда, но тогда матерям было бы еще хуже.

Мальчики рассказали нам, что за несколько недель до их бегства в Пенаррое был Кейпо де Льяно и осмотрел позиции. Он, по-видимому, остался очень недоволен настроением войск. Мальчики подружились с находящимися в Пенаррое мобилизованными солдатами; от них они узнали о постоянных столкновениях между фалангистами и регулярными войсками. Солдаты тоже охотно перебежали бы к нам, но не решаются. В городе еще продолжаются работы на фабриках и в рудниках. Туда насильно посланы рабочие из других областей. Много там и португальцев. Местные рабочие часто говорят о том, что скоро придут «наши». Однажды прилетели республиканские летчики и сбросили листовки. Очень часто рабочие выходят за черту города и смотрят на горы, где находятся расположения республиканцев.

Я спросил, работает ли еще пивоваренный завод, который - при здешнем палящем солнце - дразнит нашу фантазию. Да, к счастью, еще работает, но только в одну смену.

Рассказы и наблюдения этих четырех мальчиков ценнее наблюдений многих взрослых. Они совершенно точно указывают, где стоят фашистские батареи - видели их по пути. Передают еще кое - какие полезные сведения. Когда говоришь им, что их сведения и рассказы могут нам помочь, они садятся, вытянувшись, и минут пять сохраняют спокойствие. Но стоит только задать какой - либо вопрос, как вся дисциплина, включая и мою, снова летит к черту и мы начинаем смеяться до слез.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Молодая Франция

По страницам газеты «Авангард»