Во всем — итальянцы

Андрей Маркевич| опубликовано в номере №1406, декабрь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Клуб «Музыка с тобой»

Эти интервью я брал в аэропорту, в гостинице. За сценой в перерывах между концертами, на улицах года — везде, куда «забрасывали» меня итальянские артисты Пупо и Марина Фиордализо. Есть исполнители старательно творящие вокруг себя легенду; есть и такие, кто окружает себя таинственным флером, третьи возносятся столь высоко, что малейшее критическое замечание воспринимают как укол шпаги. Марина и Пупо — люди, открытые миру, необыкновенно простые, прямые, доброжелательные и незаносчивые.

Итак, давайте поближе познакомимся с нашими итальянскими гостями и вместе попытаемся понять, что же они за люди, поскольку это, наверное, не менее интересно, чем прослушивание их музыки.

«Прекрасный миг я пережил»

Вот что сказал о Пупо его импресарио, синьор Пьерфранко Андреани: «Десять лет назад Пупо наделал много шума. Но это был другой Пупо, Пупо-малыш. Сейчас он повзрослел и меняется просто на глазах. Мы называем его «наш маленький гений» за страстную приверженность стилю традиционных итальянских канцон. Таких исполнителей, как Пупо, у нас немного, он входит в элиту нашей эстрады и является певцом «категории А», как у нас говорят, то есть высшего класса».

— Пуло, а если бы вы не умели петь, стали бы актером?

— Да, и надеюсь, что когда-нибудь мне представится возможность попробовать свои силы в хорошем фильме. В кино я еще не снимался, а вот с телевидением сотрудничаю постоянно. Увы, мой экранный образ резко отличается от моего реального внешнего вида, и сниматься в ТВ-программах мне нравится все меньше и меньше. Точнее, нравилось бы, если бы не было столь жестких временных рамок: 3 минуты — и «Кто следующий»?

— Вы копировали кого-нибудь?

— Многих. В основном итальянцев: Клаудио Бальони, Лучо Баттисти, ну и «Битлз», конечно. На этой музыке я вырос. Я сын музыкальной эпохи 60-х годов.

— А в раннем детстве у вас был кумир?

— В детстве я сходил с ума от Джанни Моранди. Тогда я еще не думал, что стану певцом, но в мечтах я уже был им. Я полагал, что это страшно привлекательно и соблазнительно — иметь успех у публики. На самом деле реальная жизнь оказалась гораздо менее фантастичной, чем та, что я рисовал в своих снах. Увлечение Моранди было скоротечным. Я до сих пор считаю, что иметь идола в искусстве вредно. И вообще я отношусь к категории тех людей, которые не умеют преклоняться даже перед очень достойными людьми...

— Считаете ли вы, что в карьера певца наступает момент, когда ему больше не нужно слушать музыку других исполнителей?

— Нет, для меня это невозможно. Наоборот, артист всегда зависит от своих коллег. Но рано или поздно наступает другой момент — когда ты чувствуешь себя свободным от мнения других. Не как артист, а как человек. И этот прекрасный миг я уже пережил.

— Скажите, Пупо, а вы когда-нибудь заглядывали лет на 20 — 30 вперед? Не кажется ли вам, что ваш сценический образ будет выглядеть несколько смешным?

— Бели вы имеете в виду Пупо в значении «дитя», «малыш», то вы правы. Когда у тебя выпадут волосы и ты потеряешь зубы, пытаться сохранить детское выражение лица —занятие глуповатое. Я, быть может, поменяю псевдоним или буду выступать под своим настоящим именем, Энцо Гинацци. Возможно, это не понравится любителям моей музыки, не знаю. Всю жизнь быть певцом я не собираюсь. Когда я пойму, что мне пора уходить, я уйду. Хотя самому судить о себе сложно. К счастью, у меня есть трезвые друзья и коллеги, которым я доверяю, и если они в один ужасный день скажут мне: «Пупо, ты смешон!» — в тот же час я уйду из эстрады.

— Как вы начинали?

— Когда мне было 14 лет, я разбился на мотоцикле и полгода провел в больнице, причем не мог даже разговаривать. Поневоле должен был чем-то заниматься и научился играть на гитаре. А однажды я увидел следующее объявление в газете: «Бели вы не собака и у вас есть что сказать или спеть, приходите...» Так я попал на студию. За 11 лет работы записал 10 долгоиграющих пластинок. Некоторые из них были «золотыми».

— На какие вопросы вы не любите отвечать?

— На те, которые нравятся читателям. Мне кажется, что на все вопросы такого рода я уже ответил.

— Тогда какова нынешняя ситуация в итальянской эстраде?

— Неблестящая. Наши лучшие исполнители — «Рикки э Повери», Того Кутуньо, Умберто Тоцци, Риккардо Фольи и другие — не пользуются сейчас таким успехом, как раньше. Нам приходится конкурировать с англо-американской продукцией, наводнившей наш внутренний рынок и дискотеки. Как ни странно, наши песни более популярны за рубежом, нежели в Италии. Но это не может длиться вечно.

— В чем, по-вашему, разница между рок-музыкой и итальянской эстрадой?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о замечательном русском писателе Александре Ивановиче Куприне, о судьбе Ольги Сергеевны Павлищевой – старшей сестры Пушкина, о талантливейшем ученом Льве Термене, имя которого незаслуженно забыто, несмотря на то, что он автор прототипа телевизора и множества других изобретений, о жизни и творчестве Жоржа Бизе, об уникальных творениях природы, которые можно увидеть в Гатчине, вторую часть детектив Александра Аннина «Сокровища Гохрана»  и многое другое. 



Виджет Архива Смены

в этом номере

Малыши из зоосада

Московский зоопарк

Продаются дети…

Мир капитала: мифы и правда о правах человека