Верность

  • В закладки
  • Вставить в блог

Награда за подвиг

Начало грозного июля 1941 года. В ясный солнечный день, какие не особенно часто бывают в тех краях, командир звена 158-го истребительного авиаполка Давид Джабидзе выполнял боевое задание: в районе города Луги под Ленинградом его звено барражировало в небе. Прямо под крылом самолета спичечными коробками маячила Луга. А там, дальше, едва просматривалась в голубоватой дымке небольшая железнодорожная станция Мшинская, окруженная непроходимыми болотами.

...Эшелон с эвакуированными ленинградскими детьми должен был выехать со станции Мшинская на восток. Длинный состав шел по особому графику, почти нигде не задерживаясь в пути, по зеленой улице. Но вот на этой станции семафор оказался закрыт: гитлеровцы перерезали железную дорогу. Пока железнодорожники решали проблему движения эшелона, ребятишкам разрешили выйти из душных вагонов и побыть на свежем воздухе. Тихая станция расцвела пионерскими галстуками, зазвенела детскими голосами. Но когда чуткие детишки увидели лежащих на станции раненых бойцов, с тревогой ожидавших прибытия санитарного поезда, они сразу же присмирели. А раненые, услышав, как в воздухе загудел фашистский самолет, всполошились, и не столько за себя, сколько за детей. Раненый политрук Вакулов побежал к начальнику станции и стал его торопить с отправкой эшелона. А тем временем над станцией стал кружить двухмоторный стервятник. Мшинская оказалась совершенно беззащитной: не было ни одного зенитного орудия, способного хотя бы отпугнуть врага. Лишь несколько раненых бойцов, способных стрелять из своих винтовок, ударили по бомбардировщику. Время отсчитывало страшные и напряженные секунды, приближающие эшелон к прямой гибели. И вот уже от стервятника отделились бомбы, упавшие неприцельно в стороне от поезда. Воздушный бандит пошел на второй заход, теперь уже казавшийся роковым: он знал, как ему следует ударить точно по цели. И в эту секунду появился наш краснокрылый самолет. Джабидзе сразу оценил наметанным глазом приближающуюся трагедию, ринулся к «юнкерсу» и атаковал его. Советский летчик твердо решил, что если ему не удастся уничтожить стервятника огнем, он пойдет на опасный таран. Увидев приближающийся советский истребитель, вражеский летчик взял курс в сторону болота. Как раз это-то и.надо было Давиду Джабидзе: отогнать врага от станции. Метким залпом Джабидзе сразил врага. «Юнкере», оставляя шлейф густого черного дыма, стремительно падал в болото.

«Последнее, что мы увидели и услышали, – вспоминает очевидец этого события ленинградец Иван Петрович Панкратов, – громадной силы взрыв. Над болотом вырос огромный столб грязи. У всех у нас вырвался вздох облегчения. Детишки были спасены от гибели».

На аэродроме Джабидзе доложил командиру эскадрильи П. А. Покрышеву о сбитом над Мшинской «юнкерсе». Тот пожал герою руку, и вскоре этот боевой эпизод, заслоненный другими, был забыт. Но через несколько дней из штаба ВВС Северо-Западного направления войск пришло интересное письмо. Подполковник Ефремов прочитал его перед летчиками эскадрильи:

«Мы, отправляющиеся в эвакуацию, оторванные от матерей и отцов маленькие советские граждане, шлем наше большое спасибо незнакомому дяде-летчику, который сегодня в полдень сбил фашистского стервятника и тем самым спас очень многим из нас жизнь. Обещаем вам, наш незнакомый дядя-летчик, что, когда мы вырастем большими, будем такими же храбрыми и самоотверженными для Родины».

– Этот летчик, – продолжал подполковник, – ваш эскадрилец Давид Васильевич Джабидзе!

Так был отмечен в то грозное лето 1941 года подвиг двадцатичетырехлетнего лейтенанта Давида Джабидзе.

Герой Советского Союза капитан Давид Васильевич Джабидзе в течение войны сбил 27 вражеских самолетов и закончил войну в поверженном Берлине.

Сейчас Д. В. Джабидзе – кандидат исторических наук, преподает историю КПСС в Тбилисском государственном университете и ведет большую военно-патриотическую работу среди молодежи.

Павел КОКОШКИН,

член совета ветеранов войны,

Ровно

Торпеды идут в цель

В 1944 году советские войска с тяжелыми боями освобождали от фашистов Прибалтику, а с ней острова Моонзундского и Бьеркского архипелагов. Особенна активные бои на море вела Краснознаменная бригада торпедных катеров, руководил которой умный и бесстрашный, всесторонне образованный контр-адмирал М. В. Капралов.

Всегда уравновешенный, смелый, Михаил Васильевич Капралов обладал редким даром предвидения, и все операции, разработанные им, всегда приносили успех. Вот пример.

На рассвете 4 июля 1944 года из базы Койвосто вышли две группы наших торпедных катеров, которыми командовал капитан 2-го ранга А. Белуш. Выполняя боевой приказ, Белуш помнил строгий наказ адмирала: «Торпеды беречь, стрелять только с близких дистанций». Наступили сумерки. Потемнело и море и небо, стало тихо. Не слышно даже рокота волн. И вдруг сигнальщики доложили, что видят силуэты вражеских кораблей. Наши катера сбавили ход и пошли на сближение. Сигнальщики определили, что вражеские корабли идут двумя группами. В первой группе – миноносец, три тральщика и сторожевой корабль, две самоходные десантные баржи, шесть сторожевых катеров. Во второй группе шли два миноносца, четыре канонерские лодки, четыре транспорта и пять сторожевых кораблей. Капитан 2-го ранга Белуш решил действовать без промедления, он приказал атаковать сразу обе группы вражеских кораблей. Фашистские артиллеристы, заметив атаку, открыли артиллерийский огонь. Но остановить катера не смогли. Первым прорвался сквозь огненную завесу катер капитан-лейтенанта Беляева. Лег на боевой. курс и, сблизившись на дистанцию торпедного залпа, ударил по миноносцу противника. Раздался взрыв. В пламени огня фашистский миноносец пошел на дно Балтики, второй миноносец был уничтожен катером младшего лейтенанта Карпова.

Советские моряки не давали фашистам ни минуты передышки, залпы торпедных катеров следовали один за другим. Вскоре на дно ушли сторожевой корабль, самоходная баржа и канонерская лодка . противника. Не выдержав стремительных атак наших торпедных катеров, фашисты удрали поп защиту своих береговых батарей.

А затем, стремясь взять реванш, фашисты семь раз бросались в контратаки, и все их атаки были отбиты капитаном 2-го ранга А. Белушем.

Возвратясь на базу, наши катерники в докладе адмиралу подвели итог. В боях за Бьеркский архипелаг торпедами были уничтожены 3 миноносца, 13 сторожевых кораблей, 8 тральщиков, 3 транспорта, 5 самоходных десантных барж, 3 канонерские лодки и повреждено торпедами 12 судов противника. Пулеметчики торпедных катеров сбили два вражеских самолета. Это был редкий успех, и авторами его стали бесстрашные балтийцы, большинство из которых были комсомольцами.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены