Верховный главнокомандующий

опубликовано в номере №620, март 1953
  • В закладки
  • Вставить в блог

Из романа Михаила Бубеннова «Белая берёза»

Второе наступление немецко-фашистских войск, начатое 16 ноября с целью окружения и взятия Москвы, было уже остановлено на всех участках шестисоткилометрового Западного фронта.

И на этот раз план Гитлера рухнул...

Северная ударная группировка гитлеровцев с большим трудом в последние дни ноября захватила Рогачёв, Клин, Солнечногорск и пробилась танковыми частями только к Яхроме.

Южная ударная группировка гитлеровцев, не сумев взять Тулу, обошла её с востока, захватила Сталиногорск и Венев, стремясь выйти к Оке, но была остановлена в семи километрах южнее Каширы.

Центральная вспомогательная группировка гитлеровцев, после долгого топтания на месте, форсировала в нескольких местах реку Нару, но здесь же была опрокинута нашими войсками.

Окружение и взятие Москвы не состоялось.

За время наступления, втянувшись в изнурительные бои, немецко - фашистские войска понесли тяжёлые потери. Сотни сожжённых и разбитых танков, орудий и машин чернели на подмосковных полях. Более пятидесяти тысяч гитлеровцев легли здесь костьми... На многих участках фронта гитлеровцы уже переходили к обороне. Ставка Гитлера перестала давать хвастливые сводки о наступлении под Москвой. Она жаловалась на морозы и снегопады. Она уверяла, что русская зима не позволяет вести большие наступательные операции.

Но дело, конечно, было не в русской зиме...

Войска Западного фронта, несмотря на двойное и тройное численное превосходство противника, проявили невиданную стойкость, сказочное упорство в обороне советской столицы. Они мужественно отстаивали каждую пядь родной земли. Они храбро бросались в бесконечные контратаки. Всё Подмосковье они превратили в огромное кладбище для гитлеровских войск и их техники. Теперь войска Западного фронта, окрепнув и закалясь в жестоких боях, своими наличными силами повсюду, особенно на флангах, наносили противнику ощутительные контрудары.

Но Гитлер даже и не подозревал, что ещё ожидает в ближайшее время его войска под Москвой.

Стараясь окружить Москву, немецко - фашистские ударные группировки выдвинулись довольно далеко вперёд по сравнению с остальной линией фронта и, уверенные в том, что силы Красной Армии на исходе, что она не имеет никаких стратегических резервов, плохо прикрыли свои фланги и подставили их под удары наших войск.

Начиная с 20 ноября, то есть на четвёртый день немецкого наступления, по плану и приказу Сталина из глубокого тыла на Подмосковный фронт стали прибывать наши свежие резервы. Переброска их производилась со всеми предосторожностями. Тёмными ночами бесконечные эшелоны с пехотой, танками, артиллерией останавливались и выгружались на глухих станциях восточнее Москвы. Отсюда резервы скрытно, ночами, передвигались в назначенные места. Пока войска Западного фронта бесстрашно отстаивали ближние подступы Москвы, на фланге северной группировки противника, в районе Дмитрова и Загорска, и на фланге южной группировки, в районе Каширы и южнее Рязани, сосредоточились три свежие армии советских войск, оснащённых первоклассной боевой техникой, которую дал наш героический тыл для разгрома врага. Свежие войска появились и западнее столицы. Как ни грозно иногда складывалась обстановка на ближних подступах Москвы, как ни тяжело было её доблестным защитникам, но Сталин берёг эти резервы, не вводил их в бой.

Близился час расплаты с врагом.

В эти дни Сталин много думал о предстоящем контрнаступлении наших войск. Это хорошо подготовленное и организованное контрнаступление, по мысли Сталина, должно было явиться очень своеобразным видом наступления, в результате которого нашим войскам предстояло не только разгромить врага под Москвой, но и нанести ему могучие удары на севере и юге. Осуществление намеченного плана контрнаступления, таким образом, могло стать решающим военным событием первого года Великой Отечественной войны. В битве под Москвой Советская Армия должна была поднять знамя нашей победы, чтобы пронести его затем до Берлина...

Думая о контрнаступлении, зорко выжидая момент для его начала, Сталин в эти дни лично знакомился с боевой обстановкой на разных участках Подмосковного фронта. Сейчас Сталину особенно хотелось быть как можно ближе к Действующей Армии.

... В большом селе на Волоколамском шоссе, по пути на передний край нашей обороны, Сталин увидел над входом в каменное здание небольшой белый флаг с ярким красным крестом в центре. Это был полевой армейский госпиталь. Сталин неожиданно приказал остановить машину. Через несколько минут он уже был в палате, где находились раненные в последних боях.

Их было четверо. Все они лежали на одинаковых белых больничных койках, поставленных в один ряд, с промежутками для прохода, изголовьями к глухой стене. На противоположной стене было два окна, выходящих на юг, - не поднимая голов с подушек, раненые видели, как низко над домами по другую сторону шоссе проходило красноватое солнце.

Внезапное появление в палате Верховного Главнокомандующего в сопровождении генералов, начальника госпиталя и дежурного врача несказанно взволновало раненых. Все четверо одновременно сделали порывистые движения под шерстяными одеялами, безотчётно подчиняясь мысли встать, встретить Сталина по - военному, но только один из них, с забинтованной под рубахой грудью и шеей, с трудом сел на кровати... Остальные трое лишний раз почувствовали своё бессилие. Теперь это особенно тяжко огорчило их. Они умели безмолвно сносить любые физические боли, но не могли скрыть ту душевную боль, какую испытали сейчас, когда не хватило сил встретить Сталина стоя: один вздохнул с мучительным стоном, другой сокрушённо пошевелил головой на подушке, третий от горькой досады стиснул зубы...

Сталин заметил, что раненые взволнованы.

- Здравствуйте, товарищи, здравствуйте! - сказал он поэтому несколько приподнятым тоном, останавливаясь у крайней от двери кровати, на которой сидел раненый с удивлённым и счастливым выражением на молодом скуластом лице. - Но у меня к вам, товарищи, одна большая просьба: вы должны лежать спокойно... - сказал он после того, как раненые ответили на его приветствие. - Да, да, вам надо лежать. А мы можем и должны постоять перед вами...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены