Век Перикла

Иоанн Григореску| опубликовано в номере №815, май 1961
  • В закладки
  • Вставить в блог

На бульваре, где росли апепьсиновые деревья, меня оглушили крики:

- Симера-а-а!... Симера-а-а!

- Не попытаете ли счастья, кириос?

- Билет, лотерейный билет! Кому еще лотерейный билет?

- Не проходите равнодушно мимо вашего счастья! Кириос, не пренебрегайте своим счастьем! Сегодня вы можете стать счастливым человеком!

Меня окружила целая ватага детей, одетых слишком легко для резкого декабрьского ветра, с посиневшими, голодными лицами. Один из них особенно настойчиво уверял меня, что я упускаю самый удобный случай испытать счастье. То был мальчуган лет восьми-девяти, худенький, с длинной тонкой шеей, на которой болталась то влево, то вправо костлявая голова с острыми скулами и большими карими глазами, полными глубокой стариковской грусти. Все дети несли, как пики, длинные еловые шесты, к которым были прикреплены кнопками разноцветные лотерейные билеты, похожие на маленькие афиши. Издали мне показалось, что на шесты густо нанизаны румяные бублики, усеянные маковыми и кунжутными семечками. Но когда я увидел желто-землистые лица детей, которым, видимо, давно не приходилось поесть досыта, я понял, что это были не бублики.

- Кириос!... Только один билет, кириос! У нас говорят, что рука ребенка приносит счастье... Хотите, я сам вытяну для вас билет? Он стоит всего сто драхм...

- Сколько же ты получаешь за один проданный билет?

- Пять драхм, кириос... Уверяю вас, если вы купите у меня билет, вам повезет! На прошлой неделе один господин купил у меня билет и выиграл пять тысяч драхм, ни одной лептой меньше!... Клянусь вам, если не верите... На второй день он пришел сюда и дал мне две драхмы, чтобы я купил себе пирожок со шпинатом. Вы любите пирожки со шпинатом? Если вы купите у меня билет, то сможете выиграть две тысячи пятьсот пирожков со шпинатом... А я ни одного не попрошу у вас... Купите билет, кириос, не проходите равнодушно мимо вашего счастья!

- Симера! Симера-а-а! Сегодня розыгрыш, господа! Испытайте же свое счастье!

- Как тебя зовут? - спросил я его.

- Никос... Берете, не так ли? Вот увидите, вам достанется самый крупный выигрыш... Я сам вытяну для вас билет, и завтра вы найдете меня на этом же месте, на углу, около кафе, где торгуют плачинтами...

- Послушай, съедим-ка сейчас по пирожку, хочешь? С сыром, я не люблю шпината...

- О сударь, неужели вы не любите шпината? Мне кажется, на свете нет ничего лучше пирожков со шпинатом... Нет, благодарю вас, я не могу... Ведь я продал всего три билета, а сегодня вечером розыгрыш! Я не могу уйти отсюда, поверьте... Спасибо... Может быть, вы все-таки возьмете один билет?...

Разумеется, я купил у него лотерейный билет и, конечно, ничего не выиграл. На следующий день я прошел мимо кафе, по бульвару, где росли апельсиновые деревья, но не нашел Никоса. Я не собирался ни в чем упрекать его. Я заранее знал, что он снова посоветует мне попытать счастья. И, быть может, я опять купил бы у него лотерейный билет, но не для того, чтобы выиграть две тысячи пятьсот пирожков со шпинатом, а чтобы еще раз поговорить с ним. Но я не встретил Никоса ни на второй день, ни на третий.

Однажды, дней через десять после первой нашей встречи, я поднимался по узким улочкам квартала Плака, расположенного у подножия Акрополя. Был яркий, солнечный день. В долине между холмами Ликавита и Пникса простирались залитые солнцем Афины. Наверху, над обнаженными скалами, под бастионами Акрополя, блестели белые колонны храма Парфенона, сооруженного две тысячи пятьсот лет назад и приютившего на своем мраморном алтаре статую богини Афины, всю из золота и слоновой кости. До самых скалистых стен карабкались маленькие покосившиеся глинобитные домики, огороженные выбеленными кирпичными заборами, увитые виноградными лозами, ветками мандаринового, фигового или лимонового дерева, с которого свешивались желтые, как шафран, плоды. Небо было прозрачным, как хрусталь, и весь мир далеко, до края горизонта, где горные хребты встречались с голубыми сводами, переливался радужными красками. С моря дул легкий ветерок, но старый квартал, где до поздней ночи звучали печальные протяжные песни, казался усталым, измученным, несмотря на белый нарядный передник выбеленных стен. Я шел не спеша по направлению к Акрополю, намереваясь пройти по скалам Ареопага, откуда были видны как на ладони древние развалины и современные кварталы, с высокими многоэтажными домами и сверкающими рекламами. На краю улочки, настолько искривленной и извилистой, что она казалась лабиринтом, из низкого домика, крытого железом и булыжниками, доносился нестройный хор детских голосов, старательно выговаривавших:

- Хэ-лло... Мис-тер! Хэ-лло... Мис-тер! Хэл-ло, мистер!

Я улыбнулся, подумав, что эти дети, несмотря на контраст окружающей картины, старались усвоить английский язык.

Но не успел я пройти и двадцати шагов, как пятеро ребятишек стремительно выбежали из домика и, окружив меня, наперебой закричали:

- Хэлло, мистер! Акрополяс?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о судьбе супруги князя Дмитрия Донского Евдокии, о жизни и творчестве Василия Шукшина, об удивительной  «мистификации против казнокрадства», случившейся в нашей истории, о знаменательном полете Дмитрия Менделеева на воздушном шаре, о героическом подвиге сестры милосердия Риммы Ивановой, совершенном в сентябре 1915 года, новый роман Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены