Вечером в первый день лета

Леонид Плешаков| опубликовано в номере №1212, ноябрь 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

«В жизни всегда есть место подвигу».

В этой лаконичной горьковской фразе прочитывается сразу и утверждение и вопрос. Место подвигу есть всегда, но всегда ли найдется человек, способный его совершить? Всегда ли найдется тот, кто пойдет на самопожертвование ради общего дела, ради людей, кто готов рисковать собственной жизнью для спасения жизни другого человека? Во все времена героизм считался высочайшим из проявлений человеческой личности. Готовность к подвигу во имя общего дела, во имя человека стала моральной нормой жизни советского общества.

Шестьдесят лет первого в мире социалистического государства – это страницы истории, написанные героическими делами. Ни одно из наших завоеваний не было бы возможно, если бы не утвердились в жизни новые гражданские и нравственные ценности, новые нормы морали, если бы не сформировался новый человек. Каждое поколение советских людей рождало своих героев. Рыцари революции, герои гражданской и Великой Отечественной войн, ударники первых пятилеток, наши современники, своими выдающимися свершениями на Земле и в космосе преумножающие славу Отчизны, – их жизнь, их дела стали тем нравственным примером, на котором воспитываются юные граждане Страны Советов.

Героизм современников – постоянная тема «Смены». В материалах, рассказывающих о героях, как в зеркале отражается внутренняя красота и сила советского характера, прослеживается преемственность поколений советских людей. И нынешний юбилейный год дал немало примеров героизма мирного времени. В публикуемом ниже очерке рассказывается об одном из них.

Кызыл-Кия – городок приземистый. На фоне глинобитных и кирпичных домишек здание в два-три этажа выглядит здесь весьма внушительно. Наверное, поэтому длинные одноэтажные жилые строения тут уважительно называют «корпусами», а трехэтажный микрорайон в Январском поселке и подавно кажется московскими Черемушками.

Свои улицы городок разметал по холмам, склонам недалеких гор в неширокой пойме Джалсая – не то речушки, не то ручья, который торопится в соседнюю Ферганскую долину.

Кызыл-Кия в переводе означает: Красная Тропа. Говорят, что дорога к первому угольному руднику, пущенному тут в конце прошлого века, шла между холмами из красной глины. Это и дало имя городку шахтеров. Есть, однако, и другая версия. В гражданскую войну в

рудничном поселке стоял конный красногвардейский отряд, сформированный шахтерами для борьбы с басмачами. В их честь Красной назвали и дорогу, по которой они уходили в горы. преследуя бандитов. Позже так нарекли и сам город.

С именем реки оказалось труднее. Сай – это бурный ручей, поток. Джал... Старый аксакал сказал мне, что «джал» по-киргизски – «грива коня». Но даже он не знал, имеет ли это какую-то смысловую связь с саем, протекающим в их городе. В Кызыл-Кие никто эту речушку по имении не называет. Просто говорят: сай. А чаще и вовсе: арык. Правда, раз в год саю было положено половодье. После весенних дождей – всегда это случалось на майские праздники – он вдруг вздувался, ревел и, не выходя обычно из берегов, мчался по своему извилистому руслу, собирая на склоны холмов сотни любопытных: не бог весть какое, а все-таки зрелище. Если в городе и случались наводнения, то вода приходила обычно по соседнему распадку, со стороны Рудника. Собираясь по склонам холмов, она мчалась к городу прямо по шоссе, заливала низинные улицы, сады, иногда немного подтапливая дома. К этим весенним каверзам привыкли, и приезжим рассказывали о них, как о некоей городской достопримечательности.

Последнее такое наводнение было в 1974 году. Следующие два года обошлось. Нынешний май вообще выдался сухим. Только в конце месяца небо заволокло, и на землю посыпал мелкий, занудливый дождик. Он шел, не переставая, четыре дня. К вечеру первого июня из долины со стороны Узбекистана на город надвинулась огромная черная туча. Стало необычно для этого времени суток темно. В домах пришлось зажечь свет. Туча опрокинула на Кызыл-Кию сплошной поток воды. Ливень с градом продолжался всего минут двадцать, а потом ушел в сторону гор.

 

Анатолий Михайлович Малов, первый секретарь горкома КП Киргизии:

– У меня в кабинете как раз заканчивалось совещание, обсуждавшее подготовку к выборам в местные Советы. Когда начался ливень, кто- то сказал: «Не наделал бы дождь беды».

Все приняли это замечание как шутку: какая там беда? Обычная туча, каких было много. О наводнении не думали: время наводнений – начало мая.

Дождь прекратился, стало тихо. Все, кто был на совещании, начали расходиться.

Примерно через час, было уже полседьмого вечера, мне позвонили из поселка Рудник.

– У нас наводнение! – кричал кто- то в трубку. – Вода поднялась на метр.

Сел в машину и помчался туда.

Только миновали лесной склад и повернули к Руднику, навстречу нам прямо по дороге несется водный поток высотою в метр. На «Волге» не проскочить. Мы развернулись. На площади около Дворца культуры увидел милиционера. Нужно, говорю, поворачивать все машины, идущие в сторону Рудника. Понимаете, рабочий день кончился, транспорт переполнен, по такой воде до аварии недолго.

Потом подумал: что, если вода пойдет по саю? Его русло в одних местах идет по самой низине, ближе к вокзалу взбирается на склон бугра, и получается, что вода течет выше уровня железной дороги, дальше снова спускается. А против вокзала у нас детский сад. Если в арыке вода поднимется, затопит садик и детей перепугает. Надо принимать срочные меры. Тут как раз милиционер остановил маршрутный автобус: пассажиры вышли, и мы послали шофера детей из сада вывозить Сами поехали следом, чтобы посмотреть, как дела на Первомайской, нашей главной и самой низинной улице, идущей вдоль сая.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены