Вдова Тянь караулит тыкву

Чжао Шу–ли| опубликовано в номере №565, декабрь 1950
  • В закладки
  • Вставить в блог

В деревне Наньпо очень много бедняков и постоянно кто - нибудь украдкой тащит с полей тыкву и бобы. Нанимали людей охранять урожай, но всё было бесполезно. По - прежнему хозяевам приходилось беспокоиться за свой урожай.

Чаще всех наведывался на чужие поля Цю Шэн. У него самого не было земли, семья его состояла из семи человек - его самого, жены и пятерых детей, - питались они дикими травами. Куда бы он ни шёл, всегда заходил в чужой огород и прихватывал там немного тыквы и бобов.

А больше всех дрожала за свой урожай вдова Тянь, так как на её огороде раньше, чем у других, созревали тыквы и бобы. Собственно, в деревне Наньпо из 30 хозяев только двое имели огороды: господин Ван и вдова Тянь.

Господин Ван имел свыше 10 му, но так как он был очень влиятельным человеком, никто не осмеливался у него воровать. У вдовы же Тянь было всего пол му, но так как никто не решался воровать у господина Вана, несчастье падало на её голову. Поэтому всё лето и всю осень ей приходилось сторожить свой огород.

Весной 1946 года в деревне Наньпо была проведена аграрная реформа. Так как господин Ван был помещиком, то его 10 му были распределены между бедными крестьянами. Вдова же Тянь была середняком, поэтому её пол му остались при ней. Когда наступило лето, на её огороде рано стали созревать тыквы и бобы, и она по - прежнему ежедневно сторожила свой огород.

Дети говорили ей: «Теперь не надо сторожить, у всех есть». Но она не верила.

Её трудно было винить за это: у неё уже был опыт. В позапрошлом году ребятишки Цю Шэна сыграли с ней шутку: стоило ей уйти с огорода, как сейчас же исчезали овощи.

Однажды она пошла домой за едой и, возвращаясь, увидела Цю Шэна.

- Вдова Тянь, - сказал он, - дай мне маленькую тыкву, дети умирают с голоду!

У вдовы Тянь сразу испортилось настроение. Она сказала:

- Откуда у меня тыква? Всю тыкву воры украли!

Цю Шэн понимал, что речь идёт о нём, но продолжал упрашивать. Боясь, что он всё равно украдёт, она с сожалением посмотрела на свои спелые тыквы. Ей было жалко расстаться с любой из них, поэтому она долго выбирала и, отыскав маленькую, с кулак, тыкву, дала ему со словами: «Как жаль, такая большая».

Когда она выпроваживала Цю Шэна, мимо проходил, обмахиваясь веером, господин Ван. Показывая на спину удалявшегося Цю Шэна, он сказал:

- Какое несчастье, какое несчастье! С тех пор, как в деревне появилась эта семья, люди не могут быть ни минуты спокойными!

Сказав это, он пошёл дальше.

Слова господина Вана глубоко запали ей в душу, и она никогда не забывала о них. Поэтому, когда дети сказали ей, что сейчас уже не надо сторожить огород, она не послушала их. Верила она или нет, неизвестно, но факт остаётся фактом.

Но вот однажды с ней случился солнечный удар. Три дня ей пришлось пролежать дома. К её удивлению, на огороде за это время ничего не пропало. Выздоровев, она говорила себе, что нужно идти караулить, но дома было очень много дел, и она не ходила на огород ещё пять дней - и опять ничего не случилось, не ходила она ещё десять дней - и снова всё было в порядке. В конце концов она пометила крестами оставленные на семена тыквы и решила вовсе не ходить сторожить.

Когда заканчивали уборку урожая, она зашла как - то во двор к Цю Шэну и увидела там более десятка зрелых тыкв; две из них были помечены крестами, совсем как у неё. Её снова стали одолевать сомнения. Однако она не была уверена, что это её тыквы, поэтому, прежде чем поднять скандал, она решила сначала проверить. Не заходя домой, она отправилась прямо на свой огород. По дороге она встретила Цю Шэна, который вёз на корове воз тыкв. Она спросила:

- Цю Шэн, это чьи тыквы? Откуда их так много?

- Это мои, - ответил Цю Шэн. - Посеял очень много.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Маяк

Из цикла «Юг»