Корея в борьбе

Алексей Кожин| опубликовано в номере №565, декабрь 1950
  • В закладки
  • Вставить в блог

Из корейского дневника

В седьмом часу утра я зашёл в помещение комитета Союза демократической молодёжи провинции Северный Пхеньян. Работники комитета в последнее время вообще на ночь не уходили домой и с первыми проблесками зари принимались за дело. В такую раннюю пору их только и можно было застать на месте, потому что через час - другой они будут уже среди работниц швейной фабрики, на призывном пункте или в госпитале. Кое - кто из товарищей выедет в деревню, где у активистов Союза тоже много неотложных и больших дел.

Положение было очень тревожное и напряжённое. Враг вторгся а пределы провинции. Запылали в огне города и сёла. Сотни беженцев - стариков, женщин, детей - уходили на север, спасаясь от гибели. Люди рассказывали о том, что американцы и их холопы - лисынмановцы - сжигают в огне детей, вешают и расстреливают взрослых, грабят народное имущество.

«Стоять насмерть!», «Все силы на борьбу с ненавистными американскими захватчиками!» - призывали со стен невысоких глинобитных домиков плакаты, написанные от руки активистами Союза молодёжи.

Значительная часть населения провинции давно уже сражалась с врагом. Но и те, кто оставался в тылу, готовились к бою. Все, кто мог держать оружие, получили его в Народном комитете, и теперь во дворах школ, на городской площади, на стадионе, где в мирное время любила отдыхать молодёжь, мужчины и женщины, молодые и немолодые, учились владеть винтовкой и лопатой, оказывать первую медицинскую помощь - они готовили себя для тяжёлого ратного труда. Учили их раненые солдаты и офицеры Народной армии. Многие воины досрочно выписались из госпиталя.

Рабочие и работницы предприятий стояли в эти дни на трудовой вахте. Круглые сутки не покидали они цехов, спали по три - четыре часа. Люди шили одежду и обувь для воинов, расфасовывали медикаменты. Часть предприятий эвакуировалась. Рабочие с большой осторожностью разбирали механизмы, бережно упаковывали их, отправляли в тыл.

Естественно, что работники провинциального комитета Союза молодёжи, его актив, были заняты в эти дни одним: они поднимали все силы молодых патриотов на помощь фронту, на борьбу с врагом.

По углам комнат комитета на деревянных скамейках лежали свёрнутые циновки, тёплые одеяла. Мимо молоденького дежурного, вооружённого карабином, проходили озабоченные юноши, девушки, подростки. Многие из них были уже одеты по - зимнему - в ватных куртках и брюках. Осенний холод давал себя знать. Но помещение комитета не отапливалось. Всё топливо было передано госпиталям, детским яслям, обогревательным пунктам, столовым.

- Председателя комитета на месте нет, - перевёл мне переводчик слова молодого корейца, стоявшего с карабином у двери. - И заместителя нет. Они ещё с вечера уехали в деревню. Советую обратиться к товарищу Цой Хи Се.

Товарищ Цой Хи Се заведует сектором по изучению опыта ленинского комсомола и молодёжных организаций стран народной демократии. На эту работу выдвинут недавно. Раньше он был механиком на текстильной фабрике. Новое большое дело с первых же дней захватило молодого активиста. Он не пропускает ни одной газетной статьи, ни одной книжной новинки, где рассказывается о патриотических делах далёких друзей.

Оказалось, что с Цой Хи Се можно разговаривать без переводчика. Юноша неплохо знает русский язык. Он изучал его в кружке. Такие кружки были созданы на всех предприятиях, в школах, учреждениях.

- Вот как хорошо, что мы встретились! - сказал Цой Хи Се, крепко пожимая мне руку. - Вам, конечно, интересно знать, как живёт и борется корейская молодёжь. Но и у меня к вам много вопросов. Наша молодёжь очень интересуется, как жили и боролись молодые советские патриоты в дни Отечественной войны. Они просят подробнее рассказать им о Зое Космодемьянской, о Лизе Чайкиной, о краснодонцах. Имена этих героев известны корейским юношам и девушкам. Подвиги советских патриотов служат примером для нас в эти трудные дни.

Внимательно слушает юноша всё, что успеваю я ему рассказать. Потом он сам с готовностью сообщает о славных делах юношей и девушек провинции Северный Пхеньян. С первых же дней войны в комитет стали поступать сотни заявлений от желающих поехать на фронт. Более 37 тысяч юношей и девушек провинции добровольно стали солдатами Народной армии. Девушки пошли в армию медицинскими сестрами, связистками. Были случаи, когда на фронт уходили целые первичные организации Союза молодёжи. Так, например, с шахты Чорсан недавно отправились в армию 20 тысяч молодых горняков во главе с председателем первичной организации Хо Дон Илем. Шахтёров приняли в солдаты потому, что в зимнее время работы на этой шахте прекращаются.

- А сколько замечательных героев выросло у нас за это время! - сказал, улыбаясь, Цой Хи Се. - Вы, наверное, видели уже на улицах плакаты, посвященные этим героям. На плакатах написаны имена работницы Ким Чон Су - она шьёт одежду для воинов, паровозного машиниста Ким Мен Сека - он водит тяжеловесные составы к линии фронта, телефонистки городской станции Пе Сук Хе - она не оставляет своего поста даже во время воздушных налётов. У нас много таких героев... Впрочем, вам лучше самому повидаться с ними. Думаю, вам будет что рассказать после этого советским друзьям.

Вместе с Цой Хи Се я побывал в тот день на швейной фабрике, в паровозном депо, в механических мастерских. Каждое такое посещение оставляло глубокое впечатление, давало живое представление о стойкости, трудолюбии, верности простых корейских юношей и девушек, героев и тружеников тыла. Работница швейной фабрики Ким Чон Су руководит молодёжной бригадой. Эта бригада хорошо знакома с методами работы знатных купавинских мастериц Рожнёвой и Кононенке. Ким Чон Су с гордостью рассказала мне о том, что её девушки не имеют ни одного процента брака и свели на нет отходы. Эта бригада - победительница в трудовом соревновании.

На швейной фабрике 150 членов Союза демократической молодёжи. Все они передовики соревнования. Фабрика выполняет большой и ответственный заказ: наступили холода, и надо как можно скорее одеть бойцов в тёплое. Мысль о том, что они работают для фронта, удесятеряет энергию молодых патриоток.

Под вечер мы заехали в паровозное дело. Американские самолёты не раз пытались уничтожить депо, они сбросили поблизости десятки бомб. В этих условиях молодые железнодорожники готовят в рейс тяжеловесные составы, безбоязненно ведут их ночью без света, то и дело подвергаясь налётам американских самолётов.

Здесь познакомился я с машинистом Ким Мен Секом. Недавно он пришёл из города Сувона, временно оккупированного американскими захватчиками. Сейчас он работает на паровозе, на котором накануне погиб от американской пули машинист Ким Сен Сек. Паровоз был повреждён и нуждался в ремонте, на который в обычное время ушло бы не менее двух недель. Молодые патриоты привели паровоз в готовность за два дня.

Поздним вечером вернулся я в комитет Союза молодёжи в надежде застать здесь председателя. Но он ещё не приехал, и тут я узнал, что он связывается с партизанскими отрядами, созданными на юге провинции. В эти отряды ушли все, кто способен носить оружие, ушёл весь актив уездных комитетов Союза молодёжи. Патриоты разрушают коммуникации американцев, уничтожают склады с боеприпасами и продовольствием, убивают захватчиков и предателей корейского народа.

Горит земля под ногами американских захватчиков. Весь корейский народ поднялся на грозную битву с врагом. Сами представители американского военного командования вскоре вынуждены были признать, что им приходится бросать на борьбу с партизанами целые соединения.

Потеряв всякую надежду покорить корейский народ, американские захватчики пытаются сломить его волю бесчеловечными зверствами. Отступая под ударами корейской Народной армии и китайских добровольцев, интервенты полностью уничтожают целые районы, подвергают мучительной казни десятки тысяч людей.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Саша Сергеев

Отрывок из повести «Комитет комсомола»