В суровой Якутии

В Зиссер| опубликовано в номере №281, май 1936
  • В закладки
  • Вставить в блог

Автор рассказа – работник Главного управления Северного морского пути. Неоднократно участвуя в экспедициях на территории Якутской республики, изучая охотничий промысел, труд и быт населения, автор накопил интересный материал об отдаленнейшем районе нашей родины.

Рассказ «В суровой Якутии» построен на записях, которые вел автор во время работы экспедиции в верховьях реки Гыныма, притока реки Учура, впадающей в Алдан. Зимой экспедиция передвигалась при помогли нарт на оленях, а летом была вынуждена сплавляться на лодке, так как весь груз поднять вьюком было невозможно.

Берега Гыныма совершенно не исследованы. Тем более трудной и увлекательной была работа экспедиции. Разбив лагерь в горах, работники экспедиции уходили в разные стороны на исследования. Так сделал однажды и автор рассказа. Вместе со стариком-тунгусом, опытным проводником Егором, он покинул лагерь экспедиции и начал сплавляться вниз по Гыныму. О том, что произошло дальше, вы узнаете, прочитав рассказ.

День великолепный. Горы, складывающие долину реки, отошли от берегов и образовали пойму, по которой среди высоких лиственных лесов катит свои прозрачные воды красавец Гыным.

Настроение бодрое, радостное.

Егор, потягивая из коротенькой трубочки, неустанно двигает веслами, помогаю и я своим кормовым веслом.

Ни одного переката, ни одного камня на зеркальной глади реки.

До вечера без всяких приключений проехали около 50 километров. Начало уже смеркаться, когда остановились на ночлег. Не разбивая палатки, напились чаю, покурили у костра и улеглись спать. Завтра, чуть свет, двинемся дальше...

Но расчеты наши не оправдались. Проснулись мы только тогда, когда солнце, поднявшись высоко, начало сильно припекать. Быстро вскипятили чайник, выехали на середину реки, сложили весла и принялись за чаепитие.

Егор затянул свою бесконечную песню «Ого-кай, еге-кай», a я взялся за дневник, который не заполнялся последние три дня.

Несколько раз Егор отрывал меня от дневника, указывая то на спускавшийся с берега из распадка гор ледник, то на впадающую небольшую речку или на застрявшее на мели дерево.

Окончив записи и оглянувшись, я заметил, что пойма значительно сузилась. Горы придвинулись почти к самой реке.

Егор, видимо, заметил это раньше меня.

– Худой дело, вода опять шибко сердитый будет, – заявил он.

Через полчаса мы уже плыли со скоростью, по крайней мере, 8 километров в час, не трогая весел.

С обеих сторон теперь поднимались высокие гористые берега.

Ширина реки убавилась до 100 метров. Повидимому, скоро Гыным опять войдет в «трубу» и будет швырять нашу лодку, как щепку. Все же в наших сердцах еще теплилась надежда, что горы разойдутся так же незаметно, как они сошлись, и мы вновь окажемся на просторе.

Но вот река резко повернула, послышался отдаленный шум, сначала смутный, похожий на шум ветра в вершинах деревьев, затем все усиливающийся и усиливающийся и вдруг, совершенно неожиданно, перешедший в глухой, клокочущий, угрожающий рев. Казалось, что порог в каких-нибудь 50 - 100 метрах от нас, за ближайшим поворотом. Схвативши весла, мы начали грести к берегу. Однако, несмотря на то, что река в этом месте была настолько узка, что, казалось, можно было перебросить с берега на берег камень, очень долго пришлось поработать веслами, пока наша неуклюжая, но крепкая посудина не ткнулась носом в землю. Привязав ее к дереву, мы вышли на берег.

– Ружья бери, – обратился ко мне Егор. – Тут плохой место, постоянно большой «старик» ходи, кабарга поймай, олень поймай, всякай поймай. Вода шибко шуми, олень, кабарга всякая пить пришел, слушай не могу, «старик» его кушай.

Перспектива встретиться безоружным со «стариком» мне не улыбалась, тем более что медведи были голодны и злы после зимней спячки. Следуя разумному совету, я достал из лодки ружье и переменил дробовые стволы на штуцерные.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены