В полярных широтах

Эль-Регистан| опубликовано в номере №304, апрель 1938
  • В закладки
  • Вставить в блог

В одинокий чум полярных охотников - братьев Куяки и Бакули Силкиных - я попал случайно во время одного из арктических перелетов. Чум был расположен на крайней точке Таймыра, у прибрежья моря Лаптевых, где самолет совершил вынужденную посадку.

Трое суток бушевала пурга, ветер, злобно улюлюкая, сотрясал стены охотничьей хижины. К утру четвертого дня пурга немного утихла, но температура упала до 58° холода. Я лежал, закутавшись в оленьи шкуры, поверх мехового комбинезона. Братья Куяко и Бакуля сидели рядом, вытягивая из оленьих жил нитки. Вдруг в морозную тишину полярного утра ворвались какие - то звуки.

- Та!... Та!... Та!... Подь!... Подь!... Подь!... - гремел хриплый и грубый мужской голос.

- Топор - Нога! - радостно вскричал Куяко. Братья, бросив работу, ринулись навстречу приезжему.

К чуму карьером мчалась, поднимая снежную пыль, собачья упряжка. Впереди бежал великолепный вожак - широкогрудый пес, одетый в белую с черным пушистую шкуру. Из узких саней выпрыгнул голубоглазый человек, закутанный в меха. Грузно шагая, он приблизился к передовому псу и ласково потрепал его.

«Так вот он какой, Топор - Нога!» - подумал я, оглядывая плотную фигуру приезжего, его мужественное лицо, обветренное полярными ветрами, и ясные, спокойные глаза.

Братья Силкины рассказывали мне немало интересного о подвигах этого скромного инструктора пушного промысла. Каждый год он совершал традиционный объезд полярных охотничьих стоянок, навещая дружков, промышляющих зверя на бескрайних просторах Таймыра. За день до его приезда, когда я стал расспрашивать Бакулю о способах охоты на белого медведя, малоразговорчивый великан - ненец коротко ответил:

- Вот приедет Топор - Нога, однако. Поведем мы тебя на Хозяина, сам увидишь...

Уже много лет помогал Топор - Кота полярным охотникам в их трудном и опасном промысле. По следу его собачьих нарт мчалась за ним по тундре добрая слава. Топор - Нога лучше всех знал, как снять с песца шкуру и как хранить ее на морозе. Каким гарпуном бить моржа. Какой капкан ставить на полярного волка. Чем замешивать корм собакам, чтобы они не устали в дальней дороге. Как лучше запрячь оленью упряжку... Мне была понятна радость, с которой Силкины встретили гостя.

Топор - Нога согласился показать мне охоту на белого медведя - Хозяина.

- Времени у меня хватает, однако, - сказал Топор - Нога. - Торопиться некуда, погостюю у дружков Силкиных. Только вот не знаю, найдем ли мы Хозяина?..

- Найдем, - отозвался Бакуля, посасывая в углу трубку.

Утро застало нас в полном сборе. Братья - ненцы запрягали шестерку оленей в красивые резные нарты. Сложили в них несколько оленьих шкур, мешок с продовольствием, пару лопат и свои ружья - тяжелые четырехлинейные берданы старого образца. Куяко по просьбе Топор - Ноги вынес ему из чума длинный багор с крюком на конце. Полярный следопыт привязал багор к задку своих саней.

Наконец, все было готово. Бакуля взмахнул хореем и издал гортанный возглас. Олени с места взяли в галоп и помчались.

Я ехал на собачьей упряжке Топор - Ноги следом за нартами братьев - охотников. Проехав с час в сторону мыса, выдававшегося над застывшим морем, мы остановились. Здесь Топор - Нога посоветовался с ненцами - охотниками. Было решено, что они поедут на восток и обследуют русло безыменной тундровой реки. Их задача - найти берлогу белого медведя. Мы же свернем к застывшему морю и поищем зверя среди льдов. Оленям по льдам не пройти: они побьют себе ноги.

Условились о встрече в самом устье тундровой речки, впадающей в море Лаптевых. Топор - Нога предупредил братьев, чтобы они не трогали медведя, если найдут берлогу. Мы расстались. С гортанным криком ненцы помчали свою шестерку оленей вправо по глубокому снежному насту. Мы же двинулись вперед, наискосок, пересекая мыс и спускаясь в море.

Уже три часа мы были в пути. Нигде не было видно ни намека на жизнь. Мрачный пейзаж белой пустыни расстилался перед нами. В полдень мы позавтракали, накормили собак и снова тронулись в путь. Проехали не больше 2 - 3 километров. Вдруг вожак Мунго заволновался. Он круто свернул влево и помчался карьерам, увлекая за собой остальных собак. Легкие нарты стремительно понеслись по мягкому, снежному покрову, подпрыгивая на ропаках.

- Учуял след Хозяина, - произнес Топор - Нога, пытливо всматриваясь вдаль.

Не прошло и минуты, как Мунго вылетел карьером на глубокий медвежий след. Следы уходили к северу. Не ослабляя хода, вожак обнюхал след и заскулил, как щенок. Его волнение немедленно передалось всей упряжке. Коротко повизгивая, собаки неслись по мягкому снегу, держась следа ненавистного зверя.

Легкие нарты карьером обогнули большую льдину, к которой уходил медвежий след. Я увидел много полыней, вокруг которых теснились ледяные глыбы. Очевидно, шторм здесь особенно разбушевался. «Едва ли нам удастся проехать дальше на нартах», - подумал я, осматривая местность. Словно прочтя мои мысли, Топор - Нога резко затормозил. Я чуть не вылетел из саней от толчка. Собаки, беспокойно визжа, в волнении натягивали постромки, пытаясь сдвинуть с места нарты. Но тормоз - кол, воткнутый Топор - Ногой на ходу, - крепко сидел в узкой трещине льда.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены