Над рейкой есть еще воздух

В Викторов| опубликовано в номере №304, апрель 1938
  • В закладки
  • Вставить в блог

Видели ли вы, как взлетает над рейкой Николай Озолин? Вот еще секунду назад стоял он, держа в правой руке длинный бамбуковый шест. В следующее мгновение он двинулся с места. С каждым шагом ускоряя бег, несется прыгун с шестом наперевес в атаку на четырехметровую высоту. Все ближе и ближе рейка, и вдруг острие шеста вонзается в землю. На какую - то долю секунды земное притяжение выпускает из своих лап человека. Вот он, только что бежавший по земле, взлетел в воздух. Вот он повис в голубом небе и, кажется, парит над стадионом... Знатоки смотрят на него, закинув головы, и говорят:

- Прыжок мог бы быть еще выше. Над рейкой есть еще воздух.

В каждом виде спорта есть какой - то особый колорит, присущий именно этому виду спорта. Дух спринта - быстрота. Бокс - мужество. Горнолыжная гонка - высшее выражение неутомимости. Прыгун с шестом как бы концентрирует всю эту гамму душевных качеств: быстроту, мужество, неутомимость.

Николай Озолин невысокого роста. Высота, которую он берет, превышает его рост в два с половиной раза. Прошлым летом Николай Озолин побывал заграницей. В Антверпене к группе советских спортсменов подошел репортер норвежской спортивной газеты.

- Я хотел бы увидать Озолина, - сказал он.

Увидав невысокого тридцатилетнего человека, репортер пробормотал:

- И это он побил Чарльза Гоффа?!

Репортер оказался другом знаменитого норвежца. Двенадцать лет европейский рекорд Чарльза Гоффа был непоколебим, ни один шестовик Старого света не мог повторить высоты 4,25 метра. Летом 1937 гида Николай Озолин прыгнул 4,26 метра.

Николай Озолин ведет рабочий дневник. Вот уже десять лет, как он заносит сюда результат каждого тренировочного дня. Перелистывая страницы тетрадей, легко восстановить весь ход борьбы Озолина за большую высоту.

Прыгун изучает самого себя. Опыты производятся в моменты крайнего физического напряжения, в необычной для человеческого сознания обстановке, когда какую - то долю секунды тело висит в воздухе вниз головой, извивается над планкой, летит вниз с четырехметровой высоты.

Единственные приборы этих опытов - тонкая деревянная рейка, через которую прыгают, и шест, с помощью которого прыгают. Недавно Озолин закончил объемистую книгу «Биомеханический анализ прыжка». Пользуясь законами механики, Озолин разработал основные элементы прыжка с шестом. Он исследует законы взлета тела, законы его падения. В основу этой работы легли десятилетние наблюдения над самим собой.

Этот спортсмен - ученый - начальник кафедры легкой атлетики Института физической культуры имени Сталина. Двадцать педагогов, сотни учеников работают под его руководством.

Началось все очень просто. Мама купила Коле трусы и велела заниматься спортом. Коле шел тогда пятнадцатый год, а советской республике - пятый. Жил Коля в Пензе. О прыжках не было и мысли. В Пензе с шестом не прыгали по той простой причине, что в городе не было шестов. Первый свой прыжок Озолин совершил с казацкой пикой. Лихо ухватив пику, бросился он в атаку. Результат был неблестящий - 2,16. Но это его не печалило. Юноша был увлечен другим. Его тянуло в воздух. Ему хотелось стать планеристом, летчиком.

Первое крупное соревнование, на котором он участвовал, было планерным соревнованием в Коктебеле. Затем он поехал в Москву учиться в Институте физической культуры.

На одном курсе с Озолиным учились два брата Дьячковы. Уже тогда известные спортсмены, они чуть ли не единственные в Москве прыгали с шестом. Посмотрев несколько раз, как прыгают Дьячковы, Озолин взял высоту 2,65. Это был его второй прыжок.

Цифры эти ничего не говорят, если не знать специфических особенностей этого вида спорта. Вот что пишет, например, один из мировых знатоков шеста, тренер Детройтского университета Дэвид Л. Гольмс:

«Вероятно, из всех легкоатлетических упражнений труднее всего овладеть прыжками в высоту с шестом. Это действительно самостоятельный спорт. В других видах легкой атлетики новичок обычно сразу начинает заниматься этим спортом. Я видел новичков, которые бросали диск, расспрашивая, как его держать, и неожиданно метали его на большую дистанцию. Я бы хотел видеть начинающего, который берет шест и тут же делает прыжок в высоту с шестом».

Дэвид Л. Гольмс мог бы повидать такого новичка. Без всякой специальной подготовки Озолин совершил свои первые прыжки.

На том соревновании, где Озолин взял высоту 2,65, Владимир Дьячков установил всесоюзный рекорд, прыгнув 3,41. На всю жизнь запомнил Озолин этот чудесный, солнечный день. Он лежит на траве. В голубом небе прочерчена тонкая линия рейки. Все прыгуны сошли. Прыгает один Дьячков. Вот он разбежался и бросил свое тело в воздух. Гибкий шест согнулся под ним, и Дьячков повис в воздухе. Его ноги раскинуты как крылья, руки легко согнуты в локтях. Еще одно усилие - и он перешел через планку.

Озолину захотелось так же парить в воздухе (может быть, здесь сказалась его любовь к полетам). В этот день решилась его спортивная судьба. Озолин стал прыгуном.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены