В отпуск с рюкзаком

Виктор Переведенцев| опубликовано в номере №1379, ноябрь 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

О некоторых проблемах отдыха молодежи

Если один молодой житель большого города в будний вечер предпочтет пойти в театр или библиотеку, а другой – в ресторан, если в конце недели один пойдет в турпоход, а другой организует шашлык с выпивкой на ближайшей лесной поляне, то мы обоснованно решим, что это очень разные люди. Кто-то сказал – я думаю, это был умный человек, – что о культуре как отдельного человека, так и целого народа лучше всего можно судить по тому, как он проводит свое свободное время. В этой фразе есть глубокий смысл. Поведение человека на работе обычно практически полностью запрограммировано и очень мало зависит от его личных качеств. Он должен прийти на работу не позже определенной минуты и уйти не раньше другой определенной минуты, делать то, что нужно производству, а не то, что он сам хотел бы, подчиняться писаным и неписаным правилам, если даже они и не очень ему нравятся. Совсем иное дело – время свободное, то есть то, которое человек может использовать по своему усмотрению. Тут полная воля. Как говорится, «твори, выдумывай, пробуй!».

Наша жизнь подчинена трем циклам: суточному, недельному, годовому. Вечер буднего дня, конец недели, ежегодный трудовой отпуск – вот время, с которым мы можем более или менее обходиться по собственному разумению. Ежедневно примерно с шести вечера до полуночи, еженедельно с пятницы по понедельник, 15 – 36 рабочих дней в отпуск – вот «плацдармы», на которых каждый может «развернуться» сообразно своим интересам, запросам, объективным и субъективным возможностям.

В этой статье речь пойдет только о трудовом отпуске (в том числе и каникулах), об отпускном отдыхе молодежи, тех. кто не ездит уже в пионерские лагеря и еще не нуждается остро в санаториях. Даже в этих рамках проблемы отдыха чрезвычайно разнообразны. У старшеклассников они одни, у двадцатилетнего рабочего, живущего в общежитии, – другие, у молодой семьи – третьи.

Прежде всего давайте остановимся на проблеме отпускного отдыха молодежи, особенно молодых родителей с детьми. Хотя есть люди, которым представляется, что никаких проблем тут вообще нет. А я думаю, потому и остры эти проблемы, что очень многим они представляются малозначимыми. Очень многое в совершенствовании отпускного отдыха молодежи мог бы сделать комсомол. Кроме того, нужны и индивидуальные усилия, личная инициатива, хорошая самодеятельность, ибо долго еще большинство молодежи будет отдыхать неорганизованно, «дикарями», или, как говорят в некоторых местах, «индусами» (индивидуально устраивающимися).

Сам я родом из-под Тулы, и на моих глазах в отпускном отдыхе молодежи произошли разительные, прямо-таки коренные перемены. В предвоенные годы городская молодежь выезжала в отпуск главным образом в деревню, к родителям и другим родственникам. Особенно любили в наших тульских местах приехать к сенокосу – поре в те времена праздничной. Июль был самым радостным в деревне месяцем. Многочисленная собственная молодежь, приезжие горожане, каждый погожий вечер – гулянья (у нас это называлось «улицей»), с гармошкой, балалайкой, гитарой (она только начинала входить в моду), с песнями, танцами, играми, ухаживаниями, провожаниями... И не было, насколько я помню, среди приезжих никаких разговоров о деревенской скуке, серости, некультурности, которые появились много позднее. Был всеобщий праздник с ежедневными гуляньями до первых и вторых петухов, при всем том, что ранним-ранним утром большинство мужчин, включая и приезжих, шли на сенокос («коси, коса, пока роса»). Потом шли в луга женщины – ворошить и сгребать сено, а мужчины возвращались в деревню, недоспавшие ночью отсыпались в полдень, потом по деревне стоял звон отбиваемых кос («жало» косы «оттягивалось» молотком на маленькой наковаленке), потом те же мужчины шли косить по вечерней росе. Обратно возвращались все вместе и. как правило, с песнями. Хорошо пели в наших местах, и далеко по вечерней заре разносились эти песни. А деревни в наших местах были небольшие, но частые, и по вечерам песнями звенела вся округа. После войны все это быстро исчезло. О туризме в то время, пожалуй, и не слыхали, разве что об интуристах; дома отдыха и санатории видели главным образом в кино. В 1939 году во всех учреждениях организованного отдыха было всего 469 тысяч коек на 170-миллионное население. И неорганизованных, самодеятельных отдыхающих в курортных местах было в десятки раз меньше, чем теперь.

В последние же два-три десятилетия произошло то, что на научном языке называется «рекреационным взрывом». Рекреация – это отдых, восстановление. Так, скажем, в Крыму только за 20 лет, с 1957 по 1977 год, число отдыхающих увеличилось в десять раз, с 700 тысяч до 7 миллионов человек. В отпускном отдыхе бывают, как и во многом другом, свои моды. Сейчас особенно модно проводить отпуска на берегах морей. А ведь до революции «бархатный» сезон в том же Крыму был весной, когда все здесь цветет, а не в сентябре, как сейчас (кстати, «бархатным» сезон назывался раньше потому, что в это время съезжались сюда самые богатые, самые обеспеченные люди; потом шел сезон «шелковый», а на июль – август приходился «ситцевый» сезон, морские купания не были в моде). И нетрудно заметить, что везде в курортных местах молодежь составляет очень большую долю отдыхающих, много большую, чем в населении страны. Особенно же преобладает молодежь в широко развившемся туризме – как организованном, так и самодеятельном.

В 1981 году только на турбазах было 367 тысяч мест (против 19 тысяч в 1939 году), действовали многие сотни союзных, республиканских и местных организованных туристских маршрутов, на которых побывали многие миллионы туристов. К сожалению, в статистических данных «настоящие» туристы не отделены от туристов конца недели, которых во много раз больше: всего же в 1981 году в стране было почти 24 миллиона организованных туристов. Среди них сильно преобладает молодежь, особенно девушки.

Туризм чрезвычайно многолик. Наземный, водный, воздушный, подземный. Пеший, велосипедный, автомобильный, железнодорожный. Оздоровительный, спортивный, познавательный, развлекательный... И т. д. и т. п. Туризм, которым могут заниматься все, и туризм на редкого любителя. Одного привлекают архитектура Ленинграда и сокровища Эрмитажа, другого – древности Бухары, третьего – тайны пещер, четвертого – горные реки...

А вот для молодой семьи с детьми дошкольного возраста более всего подходит организованный стационарный (на одном месте) отдых. Однако при быстром и даже бурном его развитии в последние десятилетия – организованно отдыхает ежегодно около 20 миллионов человек – такой отдых развит все же слабо, точнее сказать, совершенно недостаточно в сравнении с потребностью населения в нем и даже платежеспособным спросом. Спрос этот, кстати, очень быстро растет. Вот почему трудно стало достать путевку в санаторий, пансионат, дом отдыха и т. д., хотя число мест в них постоянно возрастает. Но ведь неизмеримо резко выросли и наши возможности и запросы. Подавляющее большинство населения желает отдыхать только организованно, только летом, подавляющее большинство семейных – только семьей, большинство – только на морских берегах. Выполнить все эти условия, как правило, не удается.

Выбор форм отдыха – дело, конечно, сугубо индивидуальное. Что больше всего подходит и нравится мне, может не подходить другому и быть противопоказанным третьему. И тем не менее есть кое-что общее для многих частных случаев.

Прежде всего это желательность резкой перемены условий: обстановка отдыха должна возможно сильнее отличаться от условий повседневной жизни. Вообще активные формы отпускного отдыха со всех точек зрения предпочтительнее пассивных. Одно из многих преимуществ юности, плохо, кстати, молодыми осознаваемое, – громадные адаптационные возможности молодого организма, позволяющие эффективно отдыхать где угодно, независимо от мест постоянного проживания. Если, скажем, житель Владивостока прилетит в Крым, то юному дальневосточнику нужно для физиологической адаптации (акклиматизации) всего несколько дней, а пожилому может потребоваться для этого половина отпуска.

Что дает отдых?

Ответ прост – он улучшает здоровье, повышает защитные силы организма. В быту мы обычно понимаем под здоровьем просто отсутствие болезней. Но у специалистов есть более глубокое и точное понимание здоровья как способности организма противостоять экстремальным нагрузкам. Одни, как будто здоровые люди, чутко реагируют на незначительные даже перепады атмосферного давления, в то время как другие безболезненно поднимаются на горные вершины, где давление чрезвычайно низко. Есть люди, которые купаются в ледяной воде, другие легко простужаются от сквозняка. Здоровье этих людей совершенно различно, если даже в данный момент никто из них не болен. В этом смысле можно говорить о резервах здоровья, запасах здоровья, наращивании здоровья.

С этой точки зрения активные виды отдыха несравненно ценнее, важнее, полезнее пассивных. Поход по рекам на байдарках, пеший туризм, а тем более альпинизм по физиологическому воздействию на организм несравнимы с ленивым лежанием на пляже. К сожалению, очень большая часть молодежи стремится именно к пассивному отдыху, ничегонеделанию. Это каждый может увидеть на черноморских пляжах да и во многих других местах.

Нередко молодежь заполняет относительно малополезные для нее места отдыха, вытесняя тех, кому эти места необходимы позарез (скажем. Южный берег Крыма для больных-легочников). Бывает и наоборот: путевки на тяжелые пешеходные маршруты попадают людям, которые не могут эти маршруты пройти. Однажды в Домбае – есть такое прекрасное место в горах Северного Кавказа – я обратил внимание на группу пожилых женщин, коротавших время на лавочках возле туристской гостиницы, и разговорился с ними. Их группа ушла на ледник Алибек – самый низкий на Кавказе и почти всем доступный. «А что же вы не пошли?» – «Да мы не дойдем, да и на кой нам этот ледник!» – «Куда же вы отправитесь дальше?» – «В Сухуми». – «А как же пойдете через горы?» – «Мы не пойдем. Нам разрешили перелететь самолетом из Минеральных Вод. За свой счет, конечно. Да что же делать!» – «Так зачем же брали путевки на такой маршрут?.. – «А кто ж его знал, что это такое – Теберда и Домбай! Знали, что Сухуми на море». – «Да ведь в путевках должна быть указана и категория трудности». – «Ну что мы понимаем в этих категориях! Первый раз туристами. Предложили – и взяли. Тем более бесплатно. А нам бы, конечно, спокойно на месте пожить, в окрестностях погулять...»

Потом я поговорил с местным туристским руководством в Домбае и соседнем Архизе и узнал, что обычно из группы в двадцать человек через горы идет восемь – десять; остальных отсеивают при так называемом «тренировочном» походе.

Перед получением путевки в санаторий человек проходит врачебную комиссию. Для покупки туристической путевки никаких врачебных свидетельств не требуется. Вот и оказываются гипертоники перед недоступными для них и не нужными им высокими горными перевалами. А где-то кто-то никак не может добиться такой желанной для него путевки в горы, о которых он слышал такие заманчивые рассказы.

Итак, здоровье здоровьем. Большинство молодых людей на него не имеют основания жаловаться. Отдых красен другим – встречей с новыми местами и людьми, не ограниченным будничными заботами общением с ними, в котором развивается, растет, совершенствуется душа человека. Молодому человеку надо «мир посмотреть и себя показать». Отпускные встречи и впечатления могут иметь громадные долговременные последствия. Человек, например, познакомившись с новыми местами, решит переменить место жительства. Но прежде чем решиться на переезд, люди обычно приезжают в новые места познакомиться с природой и людьми, среди которых нужно будет жить и работать. Трудно переоценить значение миграции в жизни нашего общества. А знакомство с новыми местами во время очередных отпусков делает переселения «прицельными», более удачными, что нередко крайне важно для самого человека да и для общества в целом.

Отпускные знакомства часто приводят и к созданию семей. Обследования показывают, что очень большая доля супругов впервые знакомится в местах проведения отдыха. Есть тут, конечно, и некоторые издержки. В праздничной обстановке отпуска человек сам становится несколько иным и другого воспринимает иначе, чем в буднях повседневной жизни. И

бывает, что потом, уже вступив в брак, с удивлением спрашивает себя – да тот ли рядом с ним человек, что казался таким неотразимо прекрасным на сухумских пляжах, в парках и ресторанах? Курортная обстановка делает человека – увы! – менее критичным, более восприимчивым и очень решительным. Как сказали однажды в сочинском загсе, «некоторые бегут к нам, не успев обсушить плавки». И все же миллионы людей с благодарностью вспоминают самый прекрасный для них отпускной день, когда впервые увидели ЕГО или ЕЕ. Думаю, что по мере того, как отпускной отдых вне мест постоянного проживания будет все более развиваться, такое вот «демографическое» влияние отпускного отдыха будет становиться все более сильным.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте о весьма неоднозначной личности – графе Алексее Андреевиче Аракчееве, о замечательном русском писателе Константине Станюковиче, об одной из загадок отечественной истории, до сих пор оставшейся неразгаданной – о  тайне библиотеки Ивана Грозного, о великом советском и российском лингвисте, авторе многочисленных трудов по русскому языку Дитмаре Эльяшевиче Розентале, о легенде отечественного кинематографа – режиссере Марлене Хуциеве, окончание детектива Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены