В одиночку или сообща?

Александр Суходольский| опубликовано в номере №1267, март 1980
  • В закладки
  • Вставить в блог

Ежегодно на завод поступает много молодежи. Для нового человека разобраться в обстановке и сделать правильные выводы не всегда просто. Иной «плывет по течению», впитывая и то хорошее и, увы, плохое, что есть на заводе. Мне в этом отношении повезло, потому что попал к хорошему наставнику. Но далеко не у всех оказывается достойный подражания пример.

...На одном из участков цеха работали четыре кадровых токаря, изготавливая довольно сложную деталь. Два года назад к ним пришел пятый – молодой токарь Галкин. С коллективом у него отношения сложились неплохие, стал своим человеком в цехе. Но, замечаю, квалификацию долго не повышал, работал значительно медленнее своих соседей. Почему? А не спешили коллеги поделиться опытом с новичком. Дескать, зачем? Ведь при равной у всех квалификации не было бы проблем с планом, а так, если отстает участок, мастеру придется поклониться, попросить поработать сверхурочно – конечно, за двойную плату. Формально никто никаких проступков не совершал: не прогуливал, не бездельничал, не выпускал брак. Значит, никто не виноват и спрашивать не с кого. А по существу... Мало радости работать в такой атмосфере, когда каждый сам за себя, а до остальных дела нет.

Но что толку возмущаться, взывать к сознательности, когда человек живет по законам индивидуальной сдельщины: именно она разъединяет людей, дает широкие «возможности» урвать побольше, поживиться за заводской счет, создать видимость напряженной работы.

В нашем цехе есть участок, который, сколько я помню, работает на редкость стабильно. Независимо от того, какое число на календаре. Что за райские условия созданы там? Ничего особенного, кроме того, что все рабочие участка объединены в бригаду. Здесь уже не придешь нетрезвым, не посачкуешь, не будешь таить свой опыт – все трудятся на один наряд.

Так в чем же проблема? Издать приказ, создать бригады по всему заводу – и дело с концом! Но не все так просто... Не все проблемы решаются в приказном порядке. Речь не об одних организационных трудностях. Нет, чтобы создать бригаду, надо преодолеть трудности морального характера.

Одно время я и сам работал в бригаде. Правда, в ней было всего-то два человека: я и напарник. Но даже в такой мини-бригаде работать было гораздо лучше, чем в одиночку. Простейший пример: сломался у меня станок – напарник выручит, поможет норму выполнить. И наоборот, если ему помощь нужна – в любое время. Но вот вернулся я из отпуска и узнал, что бригады больше не существует – напарник все-таки захотел перейти на индивидуальную сдельщину.

Знаю, что и в других бригадах не обходилось без разногласий. Да, умом-то человек понимает выгоды бригадного метода, но если ему и в одиночку неплохо, то, по поговорке, от добра добра не ищут. Как еще там будет, в бригаде? Видимо, существует какой-то психологический барьер, который каждый «индивидуалист» должен преодолеть...

В чем разногласия? Ну, вот простой житейский пример: мне надо взять отгул по своим делам. Если я один – это мой личный вопрос. Договорюсь с мастером, потом отработаю. В бригаде это уже проблема, я завишу от товарищей, а они – от меня. Значит, надо уметь ..личные интересы принести в жертву общественным. Иначе говоря, бригада требует от человека значительно большего, чем просто умения хорошо работать.

И, конечно, сложность – с оплатой труда. Перед организацией первых бригад в нашем цехе кое-кто возмущался: «Разве правильно, что новичок будет зарабатывать почти столько же, сколько и рабочий с двадцатилетним стажем? Что же это, уравниловка получается?»

Давайте разберемся. В бригаде у новичка больше возможностей совмещать профессии; ему помогает не один наставник, а все товарищи, стало быть, быстрее растет квалификация, выше показатели – и, стало быть, зарплата. При чем же здесь уравниловка? Каждому, как говорится, по труду, в зависимости от коэффициента трудового участия.

Сдельщику-одиночке достичь высокой квалификации гораздо сложнее, и времени на это требуется больше – отсюда и «ножницы» в оплате.

Когда приходит в цех новичок, ему показывают, как сделать определенную деталь. Берется он за дело с интересом, старается, а через какое-то время, смотришь, поскучнел парень, весь интерес растерял, застрял на низком разряде. Вся беда в том, что он может «просидеть» на этой одной-единственной детали очень долго. Не надо далеко ходить за примерами: по этой причине и я однажды подумывал об увольнении.

Я работаю на двух полуавтоматических станках. Поставил заготовку, нажал кнопку – и все. Можно спать. «Спасает» то, что один станок капризный, с ним не соскучишься. Но если серьезно, то работа не очень интересная. Понятно, что она необходима, без нее тепловоз не построишь, но рабочему-то от этого не легче. Многому ли научишься, повторяя изо дня в день одну операцию? Квалификация растет медленно и еще однобоко, что ли. Правда, у меня разряд довольно высокий – четвертый, тем не менее не рискую принять участия в конкурсах мастерства. Там может попасться самая разнообразная работа; так могу ли я рассчитывать на призовое место (не говоря уже о выходе на областной конкурс), если все два года работы в цехе занят на одной детали?

Медленно растет квалификация – к такому положению некоторые рабочие привыкли (сами так начинали!), потому и возражали против создания бригад – будто это создает некие привилегии новичку. Какие же? Он избавляется от однообразия работы, совмещая профессии; быстрее повышает квалификацию; постоянно ощущает поддержку товарищей. Уж не это ли – привилегий? По-моему, просто нормальные условия работы.

Ну, ладно, а те рабочие-сдельщики, кто занят на нескольких операциях, не испытывают однообразия в труде, – им-то что мешает быстрее повышать квалификацию?

В прошлом году во многих цехах проводился опрос молодых рабочих. Вот некоторые данные из анкет: больше 10 процентов учеников заявили, что не хотят иметь наставников, что наставники совершенно не влияют на их жизненную позицию, не способствуют их профессиональному росту, не побуждают учиться дальше. Справедливости ради надо сказать, что вообще-то на заводе действует широкая, многосторонняя система подготовки молодежи. Почему же десятая часть молодых рабочих – это немалая цифра для многотысячного предприятия – не находит взаимопонимания с наставником?

Подводит старший мастер новичка к рабочему: «Вот, знакомься, Иван Петрович будет твоим наставником». И все. Дальнейшие взаимоотношения контролируются редко: нет у мастера времени для этого. А отношения не всегда складываются лучшим образом. Или так, как на участке у Галкина: внешне все нормально, а обучение еле двигается.

Второе. Наставником начинающего токаря может стать человек, никогда токарем не бывший. Им нередко оказывается наладчик или мастер – опытные люди, но не работавшие токарями. Просто были в данный момент свободными. Какие-либо тонкости профессии им самим незнакомы – так что они могут передать ученикам? Бывает, станок сломается, ты докладываешь мастеру о поломке, потом стоишь два часа, ждешь ремонтников. Наконец, не выдерживаешь, снова разыскиваешь мастера. Он спохватывается: «Забыл совсем, сейчас пришлю слесарей...» Где-то после обеда появляются ремонтники. Однажды пришли, копались в станке очень долго и безрезультатно; тогда я «поймал» знакомого наладчика Толю Косорупина, он, к счастью, хорошо знал станки моего типа и растолковал мне, где надо искать причины поломки. А не будь я знаком с Толей, сколько бы лишнего времени потерял?..

Я не хочу сказать, что избавление от всех бед – в создании бригад. Но многие проблемы коллективно легче решаются. Например, простой одного сдельщика все-таки не так заметен. А простой целой бригады? Это был бы скандал!

Но отчего медленно внедряется прогрессивный бригадный метод? На мой взгляд, оттого, что создание бригад происходит, как правило, по совету или подсказке администрации. Инициатива «снизу» бывает реже – в частности, по причинам, о которых я говорил. Есть на заводе и в нашем цехе опыт бригаде где полностью оценили коллективную организацию труда. Забыли о сомнениях и те, кто спорил по поводу оплаты труда в бригаде... Но об этом опыте кто-то знает мало, кто-то – вообще ничего. Если и рассказывается о таком опыте (допустим, в печати), то говорится обычно о технологических, производственных тонкостях. Между тем это не только хозяйственный, производственный вопрос. Для перехода на бригадный метод надо морально, психологически подготовить людей. Кто этим будет заниматься? Начальнику цеха не до психологии, когда у него план под угрозой. Комитет комсомола занят в основном все же комсомольско-молодежными бригадами; организация новых, тем более не комсомольских – формально не его дело. Кстати, хотя моя бывшая мини-бригада не носила звание комсомольско-молодежной, в ней был стопроцентно комсомольский состав. А распад ее произошел тихо и незаметно для всех...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены