В графе «национальность»

Виктор Переведенцев| опубликовано в номере №1475, ноябрь 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

Семья одна, национальности — разные. Плюсы и минусы смешанных браков с точки зрения социолога.

В Советском Союзе живет более ста народов, от многомиллионных до насчитывающих по нескольку сот человек. По данным последней Всесоюзной переписи населения 1979 года, хотя они и несколько устарели, в стране 137,4 миллиона русских, 42,3 миллиона украинцев, 12,5 миллиона узбеков. Двадцать две национальности имели более чем по миллиону человек.

Национальный состав населения постоянно меняется. За 20 лет между переписями 1959 и 1979 годов население страны увеличилось на 25 процентов: русских — на 20, украинцев — на 14, таджиков — на 108 процентов, удвоилась численность узбеков и туркмен, почти удвоилась — киргизов, азербайджанцев и казахов, латышей и эстонцев возросла всего на 3 процента, а евреев, мордвы и поляков стало заметно меньше.

В больших республиках живут люди практически всех национальностей страны. Смешанные браки — естественный результат этого.

Сколько же у нас национально-смешанных семей? На каждую тысячу семей в 1959 году приходилось 102 национально-смешанных, в 1970-м — 135, в 1979-м — 149.

Больше всего их в Латвии — в 1979 году на каждую тысячу семей здесь приходилось 242 смешанных. Меньше всего в Армении — 40. Второе место занимает Украина (219), третье — Казахстан (215), далее идут Молдавия и Белоруссия (210 и 201). Сравнительно мало таких семей в Азербайджане и Грузии (76 и 104).

Почему различия между республиками так велики? Причин много. Главная — национальный состав населения. Там, где население однородно, много смешанных браков не может быть именно поэтому. В Армении 90 процентов населения — армяне. В Латвии 54 процента латышей. Важна и доля горожан, ибо в городах доля смешанных браков значительно выше, чем в селе. В России, Латвии, Эстонии доля горожан очень высока, а в Средней Азии — низка*. Очень важна и степень близости национальных культур. Так, близки между собою культуры славянских народов, а также народов тюркских. Но вот между культурами славян и тюрок различий очень много. При прочих равных условиях брак между украинцем и русской и, например, казахом и киргизкой намного более вероятен, чем брак украинца с киргизкой. Имеет значение также распределение людей разных национальностей между отраслями и сферами народного хозяйства (работа в одних трудовых коллективах повышает вероятность брака), расселение в городах (проживание на одних улицах и в одних домах благоприятнее для заключения смешанных браков, чем проживание в «национальных» микрорайонах).

Очень велико значение полового и возрастного состава населения в данном месте и по стране в целом, важна доля переселенцев среди холостой молодежи (одинокие молодые люди, оторвавшиеся от родительской семьи, гораздо чаще вступают в смешанные браки, чем «домашние»), чрезвычайно важны национальные обычаи в брачной сфере (горожане европейской части страны вопросы брака решают сами, а в среднеазиатском селе жену сыну и мужа дочери до сих пор выбирают в основном родители), играет роль и относительный престиж народа у других народов.

Большие города, как правило, имеют очень смешанное в национальном отношении население, а их жители положительно относятся к смешанным бракам. Поэтому и доля этих браков в городе в два с лишним раза больше, чем на селе. Заметное исключение составляет лишь Казахстан, где по переписи 1979 года смешанных семей в городах было 24 процента, а в селе — 17. Дело в том, что сельское население Казахстана стало очень смешанным в годы освоения целинных земель.

Быстрый рост доли горожан благоприятствует заключению смешанных браков. В миллионной Алма-Ате, в частности, их доля постоянно растет, причем в эти браки все чаще вступают женщины-казашки, что раньше было явлением редким, если не считать браков с близкородственными народами.

В смешанные браки сейчас значительно чаще других вступают рабочие. Так, скажем, у грузин-женихов из Тбилиси в однонациональных браках рабочих было 26 процентов, а в межнациональных — 36; у эстонцев Таллина рабочие составили 40 процентов женихов в однонациональных и 51 процент в смешанных. У специалистов с высшим образованием и студентов в этих городах доля смешанных браков заметно ниже.

Как совместить большое число смешанных браков в Прибалтике с якобы сильными националистическими чувствами этих народов? Для Эстонии характерен большой наплыв мигрантов из других республик. Это вызывает некоторые трудности и сказывается на национальных чувствах коренных жителей. Интенсивная стихийная миграция за последнюю четверть века сократила в Таллине сферу применения эстонского языка. Естественно, что коренные жители, владеющие только эстонским языком, недовольны. Порой им трудно объясниться с врачом, продавцом, с представителями других профессий, среди которых много русскоязычных мигрантов. Понятно, не радует старожилов и то, что жилищные условия мигрантов, как правило, лучше, чем у коренных таллинцев. И тем не менее большинство горожан-эстонцев охотно входит в контакт с людьми иных национальностей. Самая большая из трех опрошенных групп (42 процента) проявляет готовность к частым контактам. Эти люди имеют высокое национальное самосознание, они интересуются культурой других народов страны. И только примерно у четверти опрошенных (23 процента) — обостренное чувство национального самосознания и интерес к культуре других наций ниже, они общаются в основном с эстонцами.

А вот у русскоязычного населения (сюда, кроме русских, относятся и украинцы, и белорусы, и многие другие) самая большая по численности группа (37 процентов) состоит из людей, которые почти не владеют эстонским языком, плохо знают национальные особенности эстонцев, не проявляют интереса к их культуре и истории. Многие из этой группы, кстати, одновременно не интересуются историей, культурой и своего, и других народов страны.

Понятно, что в межнациональные браки вступают люди, позитивно относящиеся к другим народам и культурам, и прежде всего к тем, с представителями которых они вступают в брак.

Если в других республиках будут проведены подобные исследования, то они, думаю, покажут много общего. Широко развитое сейчас в стране двуязычие односторонне. Громадное число людей всех национальностей знает русский язык, однако лишь небольшая часть русских, в том числе проживающих в инонациональных республиках, знает язык коренных жителей. На это важное обстоятельство было обращено особое внимание на Пленуме ЦК КП Казахстана, который состоялся в Алма-Ате в июне 1988 года: «...обеспечить необходимые условия для глубокого изучения казахского и русского языков... Улучшить языковую культуру в деятельности органов управления... Соблюдать принципы национально-русского двуязычия при проведении общественных мероприятий, в делопроизводстве, наглядной агитации, в теле- и радиопередачах, рекламе, информации».

Итак, межнациональных браков много, их доля растет. А какое значение это имеет для страны?

Результаты и последствия таких браков многообразны и значительны. Это фактор дальнейшего сближения народов; смешанные семьи влияют на темпы роста разных народов, увеличивают территориальную мобильность населения и т. д.

Между каждыми двумя крупными народами, чьи представители вступают в смешанные браки, образуется промежуточный слой людей, для которых оба эти народа — родные, близкие, свои. Эти «промежуточные люди» в собственной культуре соединяют, интегрируют элементы двух национальных культур. По-видимому, потомки смешанных семей более чем «национально чистых» склонны к новациям, более мобильны в социальном, профессиональном, территориальном отношениях.

В результате смешанных браков одни народы растут быстрее, чем росли бы без них, другие — медленнее, третьи — даже уменьшаются. Дело в том, что дети от смешанных браков распределяются по национальностям иначе, чем их родители.

Преобладает мнение, что национальность — это вопрос «крови», биологического наследования. При этом одни считают, что дети имеют национальность отца, другие — матери.

Полтора десятилетия назад в «Литературной газете» была начата по этому вопросу дискуссия. В одной из заметок шла речь о мальчике, родившемся у татарина и белоруски и выросшем в Казахстане в русско-казахской среде. По существующим правилам, в паспорте он мог быть записан или татарином, или белорусом (по его выбору), хотя ни по самосознанию, ни по культуре ни к одному из этих народов не принадлежал. К сожалению, дискуссия очень скоро была прекращена. А жаль: она могла бы сыграть большую просветительную роль в этом вопросе.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены