Центрфорвард начинает атаку

Дмитрий Олегов| опубликовано в номере №1208, сентябрь 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

Шофер притормозил на углу.

– Пожалуйста, как проехать к Зимнему стадиону?

Женщина лет тридцати пяти (крайне рискованное занятие – судить о возрасте. женщины по ее внешнему виду) быстро растолковала, где и куда сворачивать, и затем полюбопытствовала: - Ивана Глинку разыскиваете? Зимний стадион в городе Литвинове ассоциируется с хоккеем, а хоккей – с самым знаменитым игроком. Спустя несколько дней в другом конце страны мы будем ехать с Владо Дзуриллой, вратарем чехословацкой национальной команды, из Братиславы в Моравский Ян, клуб маленького городка будет переполнен, и Владо объяснит мне:

– Хоккей у нас любят больше всех видов спорта. В дни мирового чемпионата чуть ли не вся страна живет хоккеем...

Легко себе это представить – двумя часами раньше транслировался из Будапешта по телевидению футбольный матч сборных Венгрии и СССР, и Братислава, несмотря на ранний вечер, казалась уснувшей, опустевшей.

Чехословацкие хоккеисты завоевали в Вене золотые медали. Они стали не только чемпионами мира. Но и чемпионами популярности в стране, хоккей которой готовится к своему семидесятилетию.

Желание встретиться с кем-то из форвардов или защитников, выигравших первенство мира второй год подряд, легко объяснимо: наши болельщики, хорошо представляющие себе спорт Чехословакии или, напротив, знакомые с ним лишь понаслышке, более всего знают, конечно же, хоккеистов, самых частых гостей нашего телеэкрана.

Но с кем встретиться? Одна из самых интересных фигур, неизменно вызывающих яростные споры нашей многомиллионной армии поклонников спорта, – Иван Глинка. Дискуссий о классе этого форварда нет. Как и о его умении забивать голы. Спорят о другом – о характере спортсмена.

В конце мая, спустя три недели после окончания чемпионата мира, я рассказывал Ивану о разговоре в пресс-центре венского «Штадтхалле», в котором знаменитый тренер Анатолий Тарасов, впервые аккредитованный на чемпионате мира, доказывал коллегам-журналистам, что Глинке давно за тридцать. «Я помню его, – горячился Тарасов, – по чемпионату мира в Стокгольме».

— Да, я знаю о таких разговорах – болельщики помоложе считают, что я выступаю в нашей национальной команде чуть ли не со времен изобретения хоккея, – отвечает Иван. – А я ведь и не так уж долго играю. Всего двести матчей за сборную. Куда меньше, чем, например, у Поспишила или тем более у Холика...

— Это только в сборной, но ведь путь в хоккее начался раньше.

— Я играю с девяти лет. И начинал недалеко отсюда. Впрочем, вы проезжали город Мост?

– Да, это ведь здесь, рядом с Литвиновом? Мы беседуем с Глинкой в одной из тихих комнат

Зимнего стадиона в городе Литвинове. Здесь, в команде «Хазе», и играют два хоккеиста национальной команды ЧССР, Иван Глинка и Иржи Бубла. Сейчас на стадионе затишье, лед растаял, и площадка, где совсем недавно бушевали страсти, кажется неуютной и заброшенной.

Мы сидим наверху, понемножку глотаем, кажется, обязательный здесь при любой беседе крепчайший кофе, и Глинка рассказывает:

— Вот в этом городке, Мост, в десятке километров от Литвинова, и прошло мое детство. Папа играл в футбол, был администратором хоккейной команды, и я до 16 лет не мог сделать выбора – мне одинаково нравились и футбол и хоккей. Но поскольку хоккей здесь более популярен, я в конце концов на нем и остановился...

— Неужели все решает только большая или меньшая престижность какого-то вида спорта?..

— Не ловите на слове. Впрочем, я, наверное, должен объясниться в любви к хоккею. Ведь к этому вы подталкиваете меня, угадал?

Мой собеседник какое-то время молчит.

– Пожалуй, я могу объяснить, чем привлекателен мой хоккей. Он, как и футбол, манил меня с детства потому, что выше всего я ценю командные виды спорта. Во-вторых, хоккей – самая быстрая игра. Здесь важно быстро бегать, но еще важнее быстро думать – шайба мечется по площадке несравненно быстрее, чем мяч. Буквально мгновенно меняются ситуации на льду, и потому идет соревнование в сообразительности, в умении быстрее решать неожиданно возникающие задачи. Созвучная веку игра, понимаете? Мы живем в стремительное время – можно так сказать по-русски? Нам всегда некогда, вечно не хватает десятка минут, техническая революция ускоряет время, и если говорить о спорте, это точнее всего отражается в хоккее, В нашей игре можно найти много интересного и непохожего. Меня привлекает одно, вас – другое. Вот я не люблю силовую борьбу, тем более если ведется она за рамками правил. Мне кажется более привлекательным другой хоккей, и я радуюсь, когда переигрываю соперника в техническом и тактическом искусстве. Не избегаю силовой борьбы, но... Не люблю такой хоккей. И не я один в

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены