Трижды рожденный

Леонид Плешаков| опубликовано в номере №1260, ноябрь 1979
  • В закладки
  • Вставить в блог

а параллельно с асфальтированными улицами кое-где тянутся незакрытые траншеи будущих коммуникации, и зелени маловато, и нет уюта, присущего местам, давно обжитым. Но разве можно от новостройки требовать то, что складывается годами, десятилетиями! Главное – тенденция, общее направление. А оно есть.

Честно говоря, проектировщикам нового, атомма-шевского, Волгодонска на редкость повезло. Ведь для размещения «градообразующих факторов» и самого города нужна земля. А тут, вдоль южного побережья Цимлянского водохранилища, на многие километры раскинулась просторная степь, которая позволяла на практике осуществить идеальную схему застройки, создать так называемую «открытую систему»: город и промышленные предприятия размещаются на двух параллельно развивающихся строительных площадках. Ближе к воде вырастут жилые кварталы, дальше в степь – заводы. А между ними – зона зеленых насаждений. При такой схеме застройка города и промышленной площадки превращалась в «живую» систему. Каждое новое предприятие тут же вызывало бы приращение жилых массивов в городской зоне. Двигаясь параллельными курсами в одном направлении, они общими усилиями отодвигают границы города. Разумеется, такая схема, предоставляя широкий простор архитектурной мысли, ставит перед авторами проекта целый ряд сложных задач. Главная из них – умение предвидеть развитие будущего города и, сообразуясь с этим, создать такой проект и предложить. такую схему застройки, чтобы приращиваемая с течением времени часть города логично продолжала, развивала и дополняла то, что уже построено, функционирует, живет, и не противоречило ему по своему стилю, планировке, общему назначению. В общем, есть над чем думать.

Руководители архитектурной мастерской № 1 московского «Гипрогора», разрабатывавшей генеральный план Волгодонска, рассказали мне, каким представляют будущий город его проектировщики.

Промышленные предприятия от жилых кварталов отделит зеленая зона – лесополоса шириной в шестьсот метров. Помимо санитарных функций, она будет выполнять еще и функцию «психологической разрядки». Градостроители предполагают, что большинство рабочих предпочтет добираться на работу и возвращаться домой пешком. И тут зеленая зона, сформированная как «сад непрерывного цветения», поможет людям постепенно перестроиться с рабочего ритма на домашний и наоборот. Незначительность расстояния «дом – завод» облегчит решение транспортной проблемы в часы «пик».

Микрорайоны города, как уже говорилось, пойдут параллельно «своим» предприятиям, напротив «Атоммаша» должен вырасти жилой массив на 110 тысяч человек, следующее крупное предприятие – «Энергомаш» – «потянет» район на 120 тысяч жителей.

Интересно спланированы сами микрорайоны. Каждый из них будет представлять как бы законченную систему со своим жилым фондом, школами, детскими садами, яслями, зоной отдыха, с плескательными бассейнами, фонтанами, спортивным комплексом. Внутри микрорайона пройдет его главная пешеходная улица, запретная для транспорта, где расположатся магазины, аптека, почта, ателье, мастерские бытового обслуживания. Городской транспорт пойдет по улицам, расположенным на периферии микрорайонов.

Общественные учреждения, имеющие общегородское значение – Дворцы культуры, институты, крупные кинотеатры, универмаги, – расположатся на главной улице, протянувшейся, вдоль всего города с запада на восток. Выполненные по индивидуальным проектам, эти учреждения будут нести ко всему прочему еще и функции центров, формирующих архитектурные ансамбли. На магистральных улицах, что рассекут город поперек, ближе к берегу водохранилища, встанут Дворцы культуры «Атоммаша» и «Энерго-маша», Дворец молодежи, музей, памятники. А у самого моря раскинется зона отдыха. Когда город придет к Мокросоленовскому заливу, там будет построен водноспортивный комплекс с гребным кана^ лом, яхт-клубом, плавательным бассейном – все в соответствии с олимпийскими нормативами.

В завершенном виде – относительно завершенном, разумеется, потому что город будет беспрерывно развиваться, – Волгодонск представился гигантской «восьмеркой», западным районом которой станет Старый Город, центральным – та часть, что разместится между двумя заливами водохранилища, а восточным – его кварталы за Мокросоленовским заливом.

Этот проект демонстрировался с успехом на многих выставках.

Спросил я о населении будущего города и ненароком попал в самое «больное» место.

Еще два года назад в беседах со мной руководители города с гордостью называли две цифры – 35 и 300. Тридцать пять тысяч жителей было в Волгодонске до его «атомной эры», трехсот тысяч достигнет его население, когда вступят в строй все намеченные предприятия. Это превратит его во второй по величине город области, позволит «обскакать» и Таганрог, и Шахты, и Новочеркасск.

Нынешней осенью я услышал новые наметки: пятьсот тысяч жителей. Причем эти «пятьсот» назывались уверенно. А Александр Евгеньевич Фролов даже сказал, что это низший предел. Свои слова он подкреплял таким рассуждением:

– Между Ростовом и Волгоградом – 600 километров. И на этом огромном расстоянии нет ни одного большого города. Волгодонску, расположенному как раз посредине, предстоит заполнить «пустоту» и стать центром групповой системы расселения. Со временем он будет обслуживать прилегающие к нему районы своей строительной базой, медициной, культурой, наукой. Цимлянск в этой системе скорее всего станет «мозговым» и лечебным центром, городом-спутником или одним из районов «Большого Волгодонска», где расположатся учебные, научно-исследовательские, проектно-конструкторские учреждения, здравницы. Естественно, все это будет обладать огромной притягательной силой не только для новых производств, но и новых жителей. Уже сейчас прирост населения устойчиво удерживается на 25 тысячах человек в год.

– Да, – сказали в «Гипрогоре». – Тысяч шестьсот – семьсот Волгодонску можно было бы гарантировать с уверенностью.

Сейчас в градостроительстве очень популярна концепция групповой системы расселения, и Волгодонск вполне может претендовать на ведущую роль в этом районе. Для этого у него хорошая база. Скоро, выйдя на полную мощность, его ДСК смогут давать 330 тысяч квадратных метров жилья в год. Кирпичный завод, заводы железобетонных изделий, металлоконструкций, силикатных стеновых материалов – все это притянет сюда новые предприятия, заставит расти и сам город... Но, – неожиданно закончили проектировщики, – есть решение: население Волгодонска ограничивается четырьмястами тысячами человек.

После такого оптимистического вступления слышать подобную концовку было странно.

Но все объяснялось просто.

Химический завод имени 50-летия ВЛКСМ, выросший тут двадцать лет назад, отрезал дорогу городу на запад. Санитарная зона этого предприятия, в черте которой нельзя строить жилье, уже сейчас «накрыла» старую часть Волгодонска. Когда ветер дует со стороны завода, во рту ощущаешь привкус мыльного порошка. Все, разумеется, в допустимых нормах, но приближаться к заводу новым жилым кварталам нельзя.

Оказалось, что будущий сосед «Атоммаша» – завод-гигант энергетического машиностроения, который будет выпускать автоматизированные парогенераторы и водогрейные установки, каркасы котлов, поковки, горячие и холодные штамповки, – имеет ко всему прочему и литейное производство, которое по санитарным нормам должно выноситься от жилой зоны на гораздо большее расстояние, чем те шестьсот метров зеленых насаждений, предусмотренные генеральным планом города. Конечно, можно было бы завод «посадить» в одну линию с «Атоммашем» чуть восточнее, а его «литейки» отнести дальше в степь. Но поступили иначе: «Энергомаш» строят к югу от «Атоммаша», нарушая ранее задуманную схему линейного развития промышленности.

Короче, рожденный в привольной степи, молодой Волгодонск оказался в мешке. Его заранее без особой на то нужды лишили возможности расти, развиваться, а это, как показывает опыт градостроительства, заранее обрекает любой город на будущие трудности.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте о весьма неоднозначной личности – графе Алексее Андреевиче Аракчееве, о замечательном русском писателе Константине Станюковиче, об одной из загадок отечественной истории, до сих пор оставшейся неразгаданной – о  тайне библиотеки Ивана Грозного, о великом советском и российском лингвисте, авторе многочисленных трудов по русскому языку Дитмаре Эльяшевиче Розентале, о легенде отечественного кинематографа – режиссере Марлене Хуциеве, окончание детектива Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены