Тоня Ломанова и другие

М Гольдберг| опубликовано в номере №278, февраль 1936
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Катя, как же ты работаешь?.. Сверло ж не на месте.

– Как наладчик поставил, так и работаю... Ничего, Тонечка, полтораста будет.

– Да ты две сделаешь, если переставишь...

надо, чтобы сразу за резцом – сверло. Поняла? Переставь, Катя, – одна минута...

Катя переставила в головке инструмент, и, действительно, работа пошла быстрее: Катя дала 200%.

А у самой Тони в это утро работа не спорилась: то ли материал был кривой, то ли она слишком волновалась...

Все работавшие у станков видели огромную красную доску, занимавшую полстены.

Около доски дежурили профорг цеха Евланов и Вася Абросимов. В руках у них были листы бумаги и кисти. Как только кто-либо из стахановцев заканчивал норму, Вася писал на листке фамилию и цифру, а Евланов взбирался на табурет и приклеивал листок к доске.

В 7 часов 55 минут утра на красной доске появился белый квадрат.

"Смирнов, первая норма – за 55 минут."

Вторым попал на доску тонин сосед – револьверщик Крючков – горячий, недисциплинированный парень, которого Тоня втянула в соревнование.

«Надо выпрямить материал, а то застревает в патроне», – формулирует Тоня причину своего отставания.

В обеденный перерыв стахановцы поют песни и пляшут под гармошку. Тоню подмывает побежать в столовую, но она сдерживает себя. «Сначала обеспечу хороший материал для второй половины дня, потом попляшу...»

У нее такая привычка – диктовать себе задание и строго его выполнять. Она безжалостна к себе, когда речь идет о выполнении обещания, данного организации. Несколько дней назад Тоня почувствовала себя больной. В этот день были назначены занятия политкружка, которым она руководила как пропагандист. Тоня не успела предупредить о своем недомогании: телефона в квартире нет. Она знала, что ребята соберутся. Превозмогая слабость, она пришла на завод, дала кружковцам задания по учебнику и только после этого вернулась домой.

Звонок.

Стахановская смена возвращается к станкам.

Вася Абросимов отходит от красной доски. Вот он наклоняется над тониным ухом и шепчет горячо:

– Смотри, Егорова тебя обгоняет: она уже вторую норму делает...

– Подожди, Вася, как кончу, подниму руку. Нет, теперь скоро.

Тоня злится на станок. Старенький «Питлер»: его больше чем на 275 оборотов не поставишь.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Рожденные бурей

Глава из романа