«Тихо едут стены эти…»

Валерий Локтев| опубликовано в номере №1250, июнь 1979
  • В закладки
  • Вставить в блог

Помните незадачливого пионера Сёму из стихотворения Барто «Дом переехал»? С ним вышел забавный случай. Вернулся он из Артека, пошел домой, а дома-то и нет... В общем: «Дом стоял на этом месте! Он пропал с жильцами вместе».

Самое интересное, что стихи эти не веселая выдумка любимой нами с детства поэтессы, а случай, как писалось раньше, «действительно имевший место». Более сорока лет назад один из жилых домов «возле Каменного моста, где течет Москва-река», на глазах у изумленных прохожих, покинув обжитой фундамент, переменил свой адрес. Нет, не на другой конец города переехал дом, здесь же, рядышком, метров через пятьдесят остановился.

Нечто подобное случилось совсем недавно и с домом № 18 по улице Горького, тем самым, где до последних дней размещалась редакция газеты «Труд», а в свое время было знаменитое сытинское издательство... Сто семьдесят лет стоял дом на одном месте, да не устоял.

Олег посмотрел на часы. Привычно отметил время до минуты – 5.18. Небо уже ровно порозовело, и московское утро тихо опускалось на улицы и площади.

– Начинай, начинай, Чекмачев, – махнул ему начальник управления. – Проверим. Да и геодезисты спешат «пробу» снять.

Олег подошел к бригадиру монтажников Ивану Мишину, сказал буднично:

– Давай, Ваня, включайте насосную.

Позже, часов через пять, будут здесь

журналисты, начальство, общественность, будет гром оркестра и первые поздравления, а сейчас, в это по-апрельски еще морозное утро, ребята, одетые совсем не по-праздничному – брезентовые робы, каскетки, сапоги, ржавые от кирпичной пыли, – праздновали свою первую победу. Они видели, как мощные гидродомкраты стосе-мидесятитонным усилием сдвинули громаду дома. Чуть-чуть, всего на тридцать сантиметров, но это уже было началом. ...Шла обычная работа. Будто на железнодорожной станции, на восьми нитках путей уложены сотни цилиндрических катков – своеобразные «колеса». На ходовых балках стоит дом, этакий четырехэтажный «вагон» с мансардой, балконами, огромной световой рекламой над крышей. Уже виден старый фундамент, заранее отсеченный от коробки, и четыре домкрата, чьи поршни выдвигаются на метр, продолжают проталкивать здание вперед. Метровыми шагами идет дом к своему новому месту.

– Саня, – кричат водителю автопогрузчика, – давай катки сюда!

– Ширяев, «мальчиков» подставляй... Спокойно, ребята. Все в норме.

«Мальчиками» здесь называют метровые отрезки стальных труб, которые наращиваются к упорам домкратов. Без них пришлось бы через каждый метр переставлять сами упоры – огромные стальные листы, глубоко забетонированные в землю.

Комсомольско-молодежная бригада Ивана Мишина работает на площадке с первого подготовительного периода. Ей и поручено организовать переезд дома. Сергей Амелин, комсорг бригады, крепит с наружной стороны забора («Пусть Москва знает!») «Молнию»: «Есть 9,5 метра! Идем с опережением графика!»

– Андрей Степанович, – обращается он к сухощавому, держащемуся подчеркнуто прямо мужчине, – идите домой. Не волнуйтесь, все будет в порядке, по минуткам, как у вас расписано. – И уже тише спрашивает: – Это какой по счету ваш дом?

– На второй десяток, Сережа, давно перевалило.

Автор проекта Лесневский поправляет очки в роговой оправе, смотрит, как движется дом – сантиметр за сантиметром, – и чувствует себя снова юным, полным сил инженером, который пришел на свой первый объект прямо со студенческой скамьи МАДИ.

– Тогда, в тридцать шестом, мы в Москве только первые пробы делали. Помню, три казармы передвинули на 150 метров. Освобождали в Серебряном бору трассу для канала Москва – Волга. Считайте, что вручную тянули – системой блоков, лебедок... Ну, а позже, когда улицу Горького перестраивали, там появились электродомкраты, крепежный стальной материал для зданий... Моссовет в сентябре 1939-го на тринадцать с половиной метров вглубь задвигали. Так там в это время все в кабинетах сидели и как ни в чем не бывало своими делами занимались.

А. С. Лесневский, один из крупнейших специалистов в Союзе по передвижке зданий и сооружений, инженер почти с пятидесятилетним опытом работы, представил в марте прошлого года оригинальный проект передвижки дома редакции «Труд», который заслонял новый архитектурный ансамбль «Известий». Нельзя сказать, что проект этот все приняли сразу. Некоторые смелые конструкторские решения Лесневского вызывали опасения. Рассуждали просто: здание уникальное, стоит ли рисковать? Но сам Андрей Степанович, твердо веривший в то, что риск, основанный на выверенном инженерном расчете, перестает быть риском, сумел доказать правильность своего проекта.

Сохранить здание, построенное в начале прошлого столетия, реконструированное в начале столетия нынешнего, было делом непростым. Многие несущиеконструкции одряхлели от времени, а разность строительных стилей, перемешанных в здании, создавала особые трудности. Но дом Сытина, где в 20-е годы помещалась "«Правда» и работала М. И. Ульянова, давно уже стал для москвичей дорогой сердцу реликвией.

Было решено передвинуть здание в сторону Садового кольца, на угол Настасьинского переулка. Дом должен был переехать на 33 метра 77 сантиметров выше по улице Горького.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены