Телевизор

Григорий Бакланов| опубликовано в номере №640, январь 1954
  • В закладки
  • Вставить в блог

Первыми в доме телевизор купили мы. Вместе с монтером я лазил на крышу устанавливать антенну, а в это время мальчишки разносили по двору новость:

- К Синицыным телевизор привезли! Дядя Леша антенну устанавливает!

Моя популярность росла. Когда я спустился с крыши, все мальчишки, сколько их было, почтительно поздоровались и молча проводили меня до парадного. Теперь при встречах они смотрели на меня преданными главами. Причина этой преданности вскоре выяснилась.

В воскресенье задолго до начала трансляции матча «Динамо - Спартак» у наших дверей послышалось шарканье ног. Там о чем-то шептались, шмыгали носами, кого-то выталкивали вперед. Потом все смолкло - и в тишине робко звякнул звонок. Я открыл дверь. Площадка, лестница - все было запружено мальчишками. Человек двадцать, не меньше.

- Так, - оказал я, несколько ошеломленный. - А пораньше не могли?

- Я говорил, рано, - зашептали под лестницей, и стало ясно, что там есть еще кто-то.

- Мы опоздать боялись, - за всех оправдался капитан дворовой футбольной команды.

- Ну, раз такое дело, валяйте все. И ноги, ноги!...

Толкаясь и сопя, ребята полезла в дверь. У порога каждый старательно шаркал подошвами. Они на цыпочках, как будто в квартире был больной, один за другим проследовали в столовую и, едва только уселись перед телевизором, нетерпеливо заерзали на стульях.

Моя теща, которой недели две назад, когда она возвращалась из магазина, кто-то попал «шаром по голове» (так она называла футбольный мяч), решила воспользоваться удобным случаем и найти виновника. Она вытерла руки о фартук и прямая, величественная направилась в столовую. Но там царили тишина и благонравие. Казалось, на стульях сидят не ребята, а девочки, только младший мой брат Вовка расхаживал перед телевизором и важничал. Теща вышла растроганная, убежденная, что наши мальчики не могли угодить в нее мячом. Это, наверное, сделал какой-то хулиган с соседнего двора.

В столовой между тем страсти накалялись. По временам оттуда раздавался бешеный топот ног, словно за кем-то гнались, крики: «Бей! Бей! Чего ждешь? Бей!...» - и вслед за этим общий вздох сожаления: «Эх, мазила!...» Когда трансляция окончилась, мальчишки выбежали во двор и сразу же принялись спорить, вдохновенно размахивая руками. Вскоре появился мяч. Не успело еще изгладиться в нашей памяти впечатление от нашествия мальчишек, как в передней снова позвонили. Я сидел над чертежами, открывать пошла жена, я сейчас же в коридоре послышались звуки поцелуев и радостные восклицания:

- Ну, прелесть, прелесть!... Неподражаемо!... Петр, сними калоши. Нет, Анечка, вы мне должны сказать, кто вам шьет! Сами? Да вы просто волшебница!

Я понял, что волшебница - это моя жена, а пришла Ирина Владимировна из сто пятой квартиры, как всегда, «на одну минутку», и, значит, чертежи надо сворачивать.

- Алексей Васильевич! Бедный труженик! Но мы на одну минутку, на одну минутку. Петр, сядь, не торчи в дверях! Ах, вот вы где спрятали от нас телевизор! (Уничтожающий взгляд в сторону мужа). Поду-уматъ только! Наш век - просто век чудес... Петр, поправь галстук...

Опять позвонили. Аня вышла. Было слышно, как она уговаривала кого-то:

- Проходите, проходите. Да нет, лет... Конечно, не помешаете.

Вошел Григорий Семенович, тот, что живет над нами. Страстный любитель музыки.

Ближе к началу сеанса звонки участились. Были принесены из кухни все табуретки, соседи дали свои стулья. Даже в праздники на нашей вешалке не висело столько шуб и пальто, не стояло под нею столько калош.

Последним позвонил управдом Вандин. В кавалерийской бекеше и сапогах, он переступил порог, достал платок из кармана галифе и звучно высморкался. Вытирая усы, сказал:

- Десятого числа в домоуправление поступило заявление о неисправности в системе отопления. Писали вы? Так вот: указания даны.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены