Столетья в чашечке цветка

Станислав Зигуненко| опубликовано в номере №1388, март 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Наука — техника — прогресс

 

Шел вдоль реки мамонт, рвал траву и отправлял ее в пасть. Увидев заросли осоки у берега, протянул хобот, и к ней. Но тут подмытый водой земляной пласт не выдержал тяжести исполина, рухнул. А сверху — еще участок берега. Такая вот вышла трагедия...

Откуда о ней известно — поинтересуетесь вы. Ведь мамонты жили тысячелетия назад, машину времени пока не изобрели, свидетелей происшествия нет... Ошибаетесь. Свидетель есть! Это... обыкновенная цветочная пыльца.

«Папино» — в переводе с греческого «сыпать», «посыпать». Палинология — наука, изучающая нечто мелкое, сыпучее. Словом, цветочную пыльцу и ее остатки.

Раскрывающиеся цветки разбрасывают по ветру микроскопические частицы, главное назначение которых — опыление растений, передача наследственных черт. И, как бы сознавая важность этой миссии, природа не скупится на расходы. Так, на цветке одуванчика образуется около 250 тысяч пыльцевых зерен. Кукуруза и того щедрее — один цветущий початок дает до 10 миллионов пылинок! Однако далеко не все пыльце вые зерна исполняют свое прямое на значение. Подсчитано, например, что из 2,5 миллиона пылинок лесного орешника только одна служит продлению рода. Остальные выступают своеобразными свидетелями различных процессов на Земле, в том числе и... драмы с мамон том.

Пылинки попадают на поверхность почвы, в водоемы, в конце концов оказываются захороненными в геологических пластах. Когда в начале нашего столетия ученые впервые обнаружили пыльцу в отложениях торфа, то оказалось, что ее оболочка, в состав которой входят стойкие вещества целлюлоза и спорополленил, нисколько не изменилась за прошедшие тысячелетия. После этого пыльцу стали искать специально. И находить в самых неожиданных местах: на горных вершинах и в пустынях, в реках и на дне глубочайших океанских впадин, в полезных ископаемых, добываемых из-под земли, и даже в айсбергах. Отдельные пылинки могут уноситься ветром неправдоподобно далеко от материнских растений. Например, на леднике Земли Франца-Иосифа, расположенной в Северном Ледовитом океане, было найдено пыльцевое зерно пшеницы. Пыльца сосны — природный аэростат, обладающий двумя воздушными мешками, — в своих полетах может одолевать расстояния между материками. Значит, по пыльце можно судить о многих событиях минувших эпох, решили ученые. Так, в науке появился новый метод исследования прошлого — споро-пыльцевой анализ. Суть его состоит в следующем: кусок породы с заключенной в ней пыльцой размалывают и помещают в жидкость определенного удельного веса. Пыльца выплывает, затем ее отделяют на центрифуге и подвергают анализу.

Вот, к примеру, какие исследования проводятся в одной из лабораторий Геологического института АН СССР под руководством профессора, доктора геолого-минералогических наук Е. Д. Заклинской. Здесь при помощи пыльцы устанавливают нумерацию геологических пластов — своеобразных страниц геологической истории Земли. В ходе многочисленных катаклизмов эти слои часто оказываются перепутанными: землетрясения сдвигают и переворачивают их. Пыльца, захороненная в пластах, позволяет восстановить истину. Каким образом? Ветры сносят пыльцу в океан, и она попадает в донные отложения вместе с другими остатками — например, известковыми скелетами и раковинами простейших морских организмов. В какое время жили те или иные обитатели вод, науке известно. Есть данные и о том, в какое время какие именно растения преобладали на суше. Соотнося между собой морской и сухопутный «календари», можно установить положение геологических пластов данного региона.

Такое умение служит не только чисто академическим интересам. В геологических экспедициях часто бурильщики ни как не могут добраться до нефтеносных пластов. Поднимают на поверхность керны — образцы горных пород из глубины, — все признаки нефтеносности на лицо, а нефти нет. Стоит ли бурить дальше? Такие сомнения порой помогают разрешить палинологи. Они изучают поднятые образцы под микроскопом и по составу пыльцы устанавливают возраст породы. И оказывается: несмотря на то, что химический состав пород в точности такой же, как и должен быть на нефтеносном месторождении, сами пласты моложе. Значит, нефть стоит искать глубже, в более древних слоях.

Помогают ученые и тем, кто ищет уголь, бокситы, золото... Впрочем, сила палинологии не только в этом. По остаткам пыльцы на суше можно судить о зонах распространения растительности в данном регионе, о силе и господствующих направлениях ветров, а значит, в какой-то мере и о климате давно прошедших эпох. Оценивая количество цветочных зерен в морских осадочных породах прибрежных районов, можно судить о границах воды и суши в древние времена.

Помогает пыльца точнее распознавать и другие события в истории плане ты. Так, например, с ее помощью установили, что переселение растений из воды на сушу произошло не в девонском периоде мезозойской эры, а на целых 300 миллионов лет раньше. Участвуя в решении глобальных проблем, палинология не обходит своим вниманием и вопросы более частные. Вспомним хотя бы о трагедии березовского мамонта. Исследовав под микроскопом и с по мощью других методов пыльцу из желудка погибшего исполина, ученью установили, что он ел на обед: в основном питался злаками и осокой, при случае не брезговал папоротниками и мхами. Пыльца также рассказала, что мамонт кочевал по бассейнам Ангары и Енисея. Заходил он и далеко на север — к устью Лены, на остров Северная Земля.

Впрочем, чтобы заняться исследованием пыльцы, вовсе не обязательно исследовать пласты тысячелетней давности. Можно изучать и свежую пыльцу, которая облетает с цветущих растений с ранней весны до поздней осени. Она рассказывает немало интересного. В крошечных, размером порядка 200 микрон шариках пыльцы, оказывается, содержится много углеводов, белков, солей и других полезных для организма веществ. В цветочной пыльце содержится в 20 раз больше витаминов, чем в морковке!

Помогает пыльца и при лечении некоторых болезней: гипертонии, нервных стрессов, даже инфарктов.

Как изучать пыльцу? Прежде всего ее надо поймать. Сделать это проще всего при помощи такого приема: предметные стеклышки микроскопа покрывают тонким слоем специального клейкого со става и выставляют их на улицу. Уже через несколько часов можно увидеть под микроскопом первую «добычу»...

У палинологии большое будущее, считают ее энтузиасты. Когда полетит экспедиция к другим мирам, кто знает, не включат ли в ее состав и специалиста по цветочной пыльце? Ведь при помощи споро-пыльцевого анализа можно быстро и точно ответить, скажем, на такие важные вопросы: «Была ли жизнь на данной планете? И если была, то в какой период времени?..»

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Как зимовка, десятый «А»?

Молодые животноводы, готовясь XXVII съезду КПСС, выходят на новые трудовые рубежи

Непобедимость

Так это было на войне