Спрос — с себя

Юрий Рагозин| опубликовано в номере №1403, ноябрь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Как поднять инициативу каждого работника, чтобы быстрее добиться повышения производительности труда?

 

Как воспитывать у молодых рабочих чувство хозяина, бережливость, ответственность?
Об этом шел разговор в комсомольско-молодежной бригаде фрезеровщиков Коломенского завода тяжелого станкостроения

Как воспитывать у молодых рабочих чувство хозяина, бережливость, ответственность? Об этом шел разговор в комсомольско-молодежной бригаде фрезеровщиков Коломенского завода тяжелого станкостроения.

 

Вячеслав Безшапошников, бригадир, лауреат Государственной премии СССР. Кто сегодня не согласен с тем, что надо повышать темпы, надо работать лучше, чем вчера? Таких, пожалуй, и не найдешь. Все мы понимаем важность и нужность этих задач, но в то же время многие продолжают работать по старинке. Получается — поговорили, поддержали, и... все. Откуда тут взяться ускорению? А хотелось бы, чтобы каждый после смены задумался — я лично сделал ли за сегодняшний день такое, что могу сказать теперь: благодаря моим усилиям выросла производительность труда? Самое страшное, когда говорим порой об одном, делаем по-другому. Дать слово — еще не главное. Сдержи его — вот тогда совесть будет чистой. Если говорить начистоту, никто не станет оспаривать, что силы у нас есть, возможности работать лучше, умнее — тоже. Достижения передовиков — лучшее тому доказательство. Но погоду все-таки делают не передовики. Если за ними не тянется большинство, передовики не вывезут. Вот почему сегодня нужно обратить особое внимание на тех, кто просто выполняет план.

С планом можно справиться по-разному. Можно выполнить, а можно и перевыполнить. Но и тут есть нюансы — как работать. Можно — бережно используя материал, инструмент, экономя электроэнергию; можно — не по-хозяйски, любыми средствами, думая не о расходах производства, а о своих личных доходах.

У кого больше резервов — у передовиков или у середняков? Конечно, у середняков. Используй середняк свои возможности полнее, достигнет передового уровня. Ясно, что рывок без активного участия тех, кто сегодня в середняках, нам не сделать.

Чего скрывать, позиция тихого середняка удобная — сиди в тени, не высовывайся, ни нареканий тебе, ни хлопот особых. Правда, лишний раз не похвалят, в пример не поставят, но не всех это волнует. Благодарность действует, когда от души работаешь. А когда с прохладцей, равнодушно, то и похвала не порадует. Минимум ответственности, минимум качества, минимум усилий. В итоге — план, зарплата и полное спокойствие на душе. Почему говорю: минимум усилий? Потому что считаю: план — это в принципе лишь точка отсчета, необходимый и доступный для всех минимум. Доказательства? Перевыполнение плана не только отдельными рабочими, а многими коллективами.

Хочу сразу определить свое личное отношение к середнякам. Считаю, что работать, выполняя норму, — это неплохо, но, как ни крути, это все же топтание на месте. С такими темпами далеко не уедешь. Правило должно быть таким: как бы ни был высок план, справился с ним сегодня, завтра должен сделать больше, лучше, с меньшими затратами. Не забывай, что движение вперед возможно лишь при перекрывании норм. Это закон прогресса. Остановиться — значит отстать.

Сергей Сторожук, фрезеровщик, комсорг цеха. Конечно, если ты молодой, неопытный работник, тогда и выполнение нормы для тебя заслуга. Важно, чтоб понятие «норма» не стало выражением твоей жизненной позиции: только «от и до». Ведь средний работник, он, как правило, во всем средний. Можно слукавить с нормировщиком, но своего брата, рабочего, не обманешь, сразу заметит: на совесть ли стараешься, или так, показательные выступления устраиваешь. Тут немало зависит от коллектива: он во многом определяет твое отношение к труду.

Иван Лаптев, фрезеровщик. Нам ведь просто друг перед другом неудобно — работать «от и до». Придет время зарплату получать, а тут тебе: «Вань, ты что-то стоял много в прошлую неделю, тебе и КТУ поменьше!» У нас такого не бывает. Делаешь — так на совесть.

Но вот почему-то у некоторых совесть спит. Правда, спать она может по разным причинам. Бывает, ее успокаивает то, что дело не по душе. Отбывает человек время на работе и сам себя утешает: чего мне рваться, профессию свою не очень люблю, менять ее поздновато, план выполняю — и ладно. Скучно такому человеку.

Скучно ему, может быть, и потому, что работать он еще как следует не умеет. Постиг лишь азы, а всех возможностей ремесла не знает, вот оно ему и в тягость. Но ведь настоящее удовольствие от работы можно получить только тогда, когда ты специалист классный. Учить надо не только мастерству, но и упорству в работе, желанию совершенствоваться. А то ведь иной молодой рабочий придет на производство, за пару лет освоит необходимые азы, получит зарплату достаточно высокую, а за нее и блага соответствующие, ему уж к большему и стремиться неохота. Вот и смекает, как бы ему, не сильно переутомляясь и не выходя в мастера, побольше удовольствий от жизни получить. Нельзя его тут в покое оставлять, а то осядет он крепко в середняках. Тут важно коллективу не просмотреть, не пропустить момент, подтолкнуть его вперед.

Александр Фомин, фрезеровщик. У нас, правда, сама работа подгоняет. До двухсот наименований деталей в месяц проходит через наши руки, только успевай разворачиваться! При таком разнообразии и специалистом станешь быстрее. Потому, наверное, у нас и в конкурсах профессионального мастерства, как правило, все члены бригады участвуют. И почти всегда — в победителях. До областных конкурсов доходили. Сторожук даже на международном побывал. Интересно он там выступал. Несет деталь сдавать на комиссию, а переводчица спрашивает его с сочувствием. «Вы, что, — говорит, — брак сделали, да?..» А он отвечает ей: «Да нет, мол, просто закончил работу». Дело в том, что в тот момент остальные участники конкурса еще только половину задания одолели...

Вячеслав Безшапошников. Что касается середняков, то мы сами бываем в их положении. Есть немало моментов, от нас не зависящих, но очень мешающих работе. Скажем, несвоевременная поставка заготовок. Тут и асом домино станешь в два счета.

В цехе, к примеру, не хватает металла нужного профиля. Первый и седьмой цехи, бывает, вовремя не снабжают нас заготовками, опять же из-за нехватки металла на заводе. Вот и получается: рад бы сделать больше, да нет условий.

Михаил Дырин, фрезеровщик. Недавно мы двести штук деталей обрабатывали горяченькими. Они пришли прямо из литейки, поэтому вовремя мы их и не получили. Надевали рукавицы, чтоб не обжечься, и на станок...

Мы за повышение качества, стремимся к этому, но нелегко повышать его, когда порой в третьей декаде надо сделать половину того, что запланировано на месяц.

А бывает и такое: бригадир за мастером бегает, а тот прячется — нет у него для нас работы. Вроде и мастер не совсем виноват, не он поставщик деталей, но мы-то в итоге без дела сидим. А потом будут просить остаться сверхурочно...

Пока не избавимся мы тут от расхлябанности, пока обязательства поставщиков будут расходиться с делом, не добиться ни постоянно хорошего ритма, ни повышения качества.

Александр Лобышев, фрезеровщик. Еще и инструмента подходящего не хватает. Старыми фрезами, которые бережно хранятся у нас в тумбочках, еще можно работать, а новыми... Часто они нас не устраивают. Не справляется инструментальный цех.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Разные роли «Рок-ателье»

Клуб «Музыка с тобой»

Бунин

22 октября 1870 года родился Иван Алексеевич Бунин

Мужчинами не рождаются

Береги здоровье смолоду