Спорт? Наука? Искусство?

Леонид Плешаков| опубликовано в номере №991, сентябрь 1968
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Противоречий тут нет. Давайте подождем, что скажет Фишер между 30 и 40 годами. Аналогия между наукой и шахматами в данном случае неудачна. Оба вида труда интеллектуальны. Но ученый сам выбирает

себе время для работы и отдыха, их чередование и продолжительность. Шахматист втиснут в строгие рамки регламента. Закон спорта очень жесткий. Да, я удачно выступил на Майорке. Но выдержать соревнование в два месяца мне уже не под силу. С возрастом теряется работоспособность.

— Вы играли со всеми официальными чемпионами мира, кроме Стейница, встречались с большинством известных шахматистов. Скажите, кого из них вы считаете самым великим, кто для вас был кумиром?

— Сначала кумиром был Капабланка. Потом Алехин.

— Почему?

— Потому что сначала, когда я начинал играть, чемпионом мира был Капабланна. Потом — Алехин. Это естественно. Имя давит, поклоняются сильнейшему, все хотят походить на него. В этом одна из особенностей человеческой психологии.

— Ну, а если взять абсолютный отсчет?

— Пожалуй, Капабланна был наиболее талантливым. Это признал после его смерти даже Алехин, хотя они всегда относились друг к другу неприязненно.

— Но вы победили Капабланку, будучи совсем юным.

— К этому нельзя относиться серьезно. Он давал сеанс одновременной игры. Я играл только с ним, а он — со многими сразу.

— А кто из нынешних гроссмейстеров, на ваш взгляд, сильнее?

— Я уже говорил, в СССР сейчас восемь примерно равных по силе шахматистов. Кто из них лучше, сказать невозможно. Для этого, собственно, и устраиваются соревнования, чтоб определить, кто сильнее. Но спортивный результат объективно отражает мастерство каждого только в данный момент. Через полгода они, возможно, сыграли бы по-другому. Все меняется.

— Ну, а из зарубежных?

— Фишер, Ларсен, Портиш, Глигорич. Хотя первые два сильнее.

— А кому бы вы отдали предпочтение, Фишеру или Ларсену?

— Безусловно, Фишеру, Ларсен даровит. Но ажиотаж вокруг его имени раздут и : не соответствует действительной силе датского гроссмейстера. Ларсен — отличный тактик, но заурядный стратег. Если можно так выразиться, горизонт его видения недалек. Он отлично может анализировать позицию, ближайшие ходы. Но предусмотреть отдаленное развитие событий на шахматной доске ему нелегко. Об этом, кстати, говорят и его результаты. На олимпиаде 1956 года в Москве он показал отличную игру. Все заговорили о восходящей звезде. Но потом последовало десять лет, когда Ларсен терпел поражения чаще, чем побеждал. Наконец, триумфальное шествие по турнирам прошлого года. Снова шум, восхваления. А ведь если разобраться, прошлогодние соперники Ларсена были не в лучшей своей спортивной форме.

— Ну, а Фишер?

— Шахматный талант у него, как говорится, от бога. Когда он играет, никогда не знаешь, что он предпримет в дальнейшем,

— Вы с ним встречались?

— Один раз, в 1962 году. Но партия была неудачная. Сначала я допустил ошибку и был на грани поражения. Потом слабо сыграл он и не использовал своих шансов на победу. В результате — ничья.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Просто так

Рассказы

Рай без памяти

Фантастический роман. Окончание. Начало см. №№ 11 — 16.