Спорт начинается с любви

Мария Исакова| опубликовано в номере №1190, декабрь 1976
  • В закладки
  • Вставить в блог

Зимой нынешнего года пришла в наш дом большая, радостная для всех победа: на олимпийском льду Инсбрука русские девушки горьковчанка Таня Аверина и ленинградка Галя Степанская вновь подтвердили славу женского конькобежного спорта нашей страны. Славу громкую и прочную, о которой в последнее время мы, к сожалению, стали забывать.

Мне часто, особенно после окончания XII зимних Олимпийских игр, приходилось встречаться с молодежью, беседовать с нею, отвечать на вопросы. И вот с удивлением обнаружила, что многие девушки и парни рассматривают наш успех в Инсбруке 1976 года чуть ли не как случайность.

Почему? – спрашивала я себя. И отвечала: да потому, что они просто не знают истории.

Конечно, за последние годы скоростной бег на коньках среди женщин получил большое развитие в ряде стран и выдвинул много ярких талантов. Вместе со всеми я преклоняюсь перед мастерством и громкими победами таких выдающихся представительниц нашего вида спорта, как Стин Бас-Кайзер, Атье Кейлен-Деелстра, Анне Хеннинг, Диана Холам, Шила Янг, Сильвия Бурка. Но, слушая хвалу в их адрес, я невольно сопоставляю совершенное ими с тем, что внесли в мировой конькобежный спорт советские женщины. И мне очень хочется поделиться своими мыслями по этому поводу с как можно более широкой аудиторией. Вот почему я решила повести разговор о себе и о той поре, когда мы начинали.

С чего начинаются успехи в большом спорте? Мое твердое убеждение – с любви. В пору моего детства и юности всеобщей любовью пользовались коньки. Каждое состязание на ледяных дорожках привлекало десятки тысяч зрителей – не меньше, чем самые интересные футбольные матчи. Сотни катков, залитых еще ранней осенью, привлекали людей самых различных возрастов и профессий. Крупнейшими конькобежными центрами были тогда, как, впрочем, и сейчас, Москва, Ленинград, Горький, Свердловск. В середине тридцатых годов к ним присоединился и мой родной Киров. Здесь стали регулярно проводиться крупнейшие всесоюзные состязания, на которые приезжали все «звезды» той поры: Яков Мельников. Иван Аниканов, Анатолий Капчинский, Николай Лебедев, Александр Люскин. Евгений Летчфорд, Валентина Кузнецова, Зоя Миронова, Серафима Паромова. Марианна Валовова, чьи имена и сегодня я произношу с благоговением перед их мастерством и преданностью конькам.

Появление этих выдающихся скороходов у нас в Кирове, их выступления на быстром льду (ведь здесь, на моей родине, была впервые изобретена и опробована горячая заливка льда), рекордные результаты способствовали тому, что молодежь еще сильнее потянулась к конькам, они стали у нас спортом номер один.

В ту пору была создана в Кирове динамовская детская конькобежная школа, в которую записалась и я. Руководил ею приехавший из Горького хороший конькобежец и опытный тренер Николай Ефимович Челышев.

Очень многим обязана я этому живому, энергичному и веселому человеку, вдумчивому педагогу и настоящему энтузиасту конькобежного спорта. Николай Ефимович не только помог мне освоить технику скоростного бега и выработать свой стиль скольжения, но и, главное, привил любовь к труду на ледяной дорожке. Да, спорт – отдых, развлечение, удовольствие, но он же, особенно тот, который мы называем сегодня «большим», – это прежде всего огромный, постоянный, упорный труд, не признающий снисхождения и жалости к самому себе.

Именно благодаря труду, настойчивому овладению техникой, изучению опыта ведущих мастеров я уже во второй половине тридцатых годов сумела выдвинуться в число известных мастеров скоростного бега. Так, в 1936 году, впервые стартуя на московском стадионе «Динамо», я заняла на чемпионате СССР по многоборью пятое место, вслед за такими знаменитыми бегуньями, как Серафима Паромова, Валентина Кузнецова, Марианна Валовова и Мария Захарова, затем два года подряд была четвертой. Выступала я и на катках Ленинграда, Горького, Свердловска, Челябинска, Архангельска, но особенно удачливым был для меня родной лед Кирова. Здесь я не раз оказывалась победительницей крупных состязаний, здесь установила несколько всесоюзных рекордов. Первые из них – все той же памятной зимой 1936 года. Конец сезона ознаменовался большим событием в моей биографии: я получила звание мастера спорта СССР, которым гордилась и горжусь всегда.

И еще одно, не менее важное и волнующее событие произошло в ту пору в моей жизни. Краевая комсомольская организация избрала меня делегатом X съезда ВЛКСМ. И вот я в Кремле, среди сотен юношей и девушек, посланцев Ленинского комсомола. Сколько я увидела тогда здесь людей, известных не только Советской стране – всему миру! Здесь, в одном зале со мной, сидели украинские колхозницы Мария Демченко и Мария Гнатенко, ивановская ткачиха Дуся Виноградова, трактористка Паша Ангелина, один из первых Героев Советского Союза, прославленный летчик Николай Каманин.

Много больших и важных вопросов обсудили мы на съезде, самыми главными из них были вопросы учебы, коммунистического воспитания. Далеко не последнее место заняли в работе съезда вопросы физического воспитания молодых советских патриотов, их подготовки к труду и обороне Родины. Значительные достижения советского физкультурного движения были налицо. О них рапортовала делегация ведущих спортсменов СССР, в составе которой была и я. Но удовлетворяться достигнутым мы не имели права. Партия требовала от комсомола еще шире развернуть физкультурное движение, усилить борьбу ведущих советских спортсменов за обладание мировыми рекордами, за мастерство подлинно международного класса. Обо всем этом говорили в своих выступлениях многие делегаты. И, слушая их, я давала себе слово не пожалеть ни сил, ни труда, ни времени, чтобы внести и свою лепту в дело укрепления международного авторитета советского спорта.

Летом того же года мне довелось участвовать в грандиозном физкультурном параде на Красной площади в Москве. В столицу съехались тогда спортивные делегации со всех краев Советского Союза, физкультурники всех национальностей, населяющих нашу любимую Родину. Я познакомилась с грузинской легкоатлеткой Ниной Думбадзе, со знаменитым силачом из Армении Серго Амбарцумяном, с футболистами киевского «Динамо»... И все наши разговоры, знакомства, наблюдения подтверждали огромный размах советского физкультурного движения, широко поддерживаемого государством.

Навсегда останутся в памяти волнующие и яркие эпизоды физкультурного парада. Это была яркая, искренняя демонстрация любви и преданности нашей молодежи, наших спортсменов Коммунистической партии и Советскому правительству, это была наша клятва Родине – идти вперед, добиваться все новых и новых успехов.

Между прочим, именно участие в этом грандиозном празднике подсказало мне решение посвятить свою жизнь физическому воспитанию молодежи, стать педагогом, тренером. Осенью я перешла из индустриального техникума, где проучилась год, в только что открывшееся Кировское физкультурное педагогическое училище. Закончила его осенью сорокового года. А через несколько месяцев началась Великая Отечественная война.

Шла жестокая битва с коварным и сильным врагом. Город Киров находился в глубоком тылу. Он не знал ни тревог, ни затемнений, ни треска зениток и воя сирен. Но и здесь все работали для фронта, для победы, все без исключения подчинялись одной цели. И я старалась внести свой скромный вклад в общее дело. Я была тогда депутатом городского Совета и, как представитель Советской власти, много работала на эвакопунктах.

Уже через несколько месяцев после начала войны к нам в Киров прибыло много эвакуированных, главным образом ленинградцы. Приезжали женщины, дети, старики. Были переброшены в Киров и целые заводы, а с ними рабочие и их семьи. Всех надо было принять, разместить, устроить.

С утра до позднего вечера занималась я в ту пору выявлением и учетом излишков жилой площади, направляла на квартиры эвакуированных, помогала им устроиться на работу, получить питание. Моя собственная квартира превратилась тогда в своего рода общежитие для ленинградцев. У меня жили семьи боксера Гудкова, конькобежцев Белова и Андреева.

На эвакопунктах пришлось столкнуться с десятком исковерканных войной человеческих судеб, увидеть много слез. О все новых бедствиях и разрушениях, трагедиях, потерях ежедневно сообщали радио и газеты. И в этих кровавых несчастьях войны, в огромной всенародной трагедии растворилось и мое большое личное горе: умерла младшая моя дочь.

Обо всем, что довелось пережить, не расскажешь. Работала в военном госпитале. Кроме основных обязанностей – библиотекаря, – постоянно занималась с ранеными лечебной физкультурой, помогала им быстрее вернуться в строй, а главное – приобрести необходимые жизненные силы, поверить в себя!

Дел было много. Коньки, обернутые ветошью, лежали в шкафу.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

«Будущее страны в хороших руках»

Генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ Л. И. Брежнев о комсомоле и молодежи

Семейная ссора

Окончание. Начало в № 23