Спор продолжается

  • В закладки
  • Вставить в блог

Автор статьи «Не хочу так работать» («Смена» № 17) слесарь Ким Андреев говорит об отношении людей к своей работе, станкам, инструменту. Прочитал я статью и вспомнил случай из своей биографии.

Как-то в самом начале трудовой деятельности дали мнр задание – снимать облой на деталях. Получил фрезу, закрепил в патроне. Только прикоснулся ею к детали – фреза поломалась. В чем, думаю, дело? Режим резания, обороты и подачу выбрал как указано по технологии, а поломалась...

Заведующая инструментально-раздаточной кладовой Анна Сергеевна Панова не стала наказывать меня, молодого рабочего, а выдала новую фрезу. И снова поломка! А с инструментом было, ох, как трудно...

Тогда Панова забрала сломанные фрезы и пошла в цех, где они проходили термическую обработку. Там-то и выяснилось, что вся партия этих фрез с браком. Заменили их другими, и дело пошло. Одной фрезой я обработал 250 деталей и сдал инструмент целым и исправным. Какой же вывод? Плохая работа порождает своего рода цепную реакцию. Кто-то неправильно обработал фрезы – в результате я поломал ценный инструмент.

От неудачного начала, может, опустились бы у меня руки, затянулось становление как рабочего. Но мне-то повезло – помогла Панова, следил за моими первыми шагами наставник Иван Басанец. Однако нередка ситуация, когда новичок, получив в отделе кадров пропуск, предоставляется сам себе. Слоняется весь день по заводу как неприкаянный: не то что познакомить с людьми, объяснить тонкости устройства станка – работой в суете не обеспечат. Сегодня не загрузили на всю смену, завтра, а потом, смотришь, он прогуляет или раньше положенного уйдет домой. Именно с таких «мелочей» и начинается недисциплинированность. Потом приходится его не воспитывать, а уже перевоспитывать.

Но обеспечить работой – этого мало. Надо еще учитывать состояние новичка, стремящегося побыстрей утвердить себя в цехе, почувствовать равным среди равных. В этом стремлении есть даже определенная опасность.

Был у меня подшефный Володя Кутрань. Чувствую, взялся за дело с рвением, хочется ему побыстрей перевыполнить норму. Бывало, инструмент у него на станке так затупится, что не режет металл, а просто трет его и давит. Но затачивать фрезу Володя не идет, пытаясь сэкономить на этом время. Объяснил ему, что с острым инструментом он сделает больше качественных деталей, а так не выигрывает ни в чем, экономия времени мнимая. К счастью, Володя крепко усвоил, что инструмент в наших руках – самое главное.

Все новички, приходящие к нам на завод из профтехучилищ, имеют второй или третий разряд. Но мы-то видим, что не все своему разряду соответствуют! Кто-то просто плохо учился в ПТУ, другому

работа не по душе. Конечно, мало получить разряд, надо его еще оправдать. Но будем справедливы к недоучившимся или плохо обученным. Порой в этом нет их вины.

Не раз я бывал в нашем ГПТУ-2. Радовали перемены, которые там происходили. За последние годы в учебные программы были внесены новые теоретические курсы; на уроках ребят знакомят с новейшими станками. Но теория – это одна половина учебного процесса. Волнует меня другое – то, как применяются полученные знания на практических занятиях в производственных мастерских. Ведь мне приходилось сталкиваться со случаями, когда выпускник этого училища не мог самостоятельно справиться с заданиями средней сложности. Почему? Да потому, что в ученических мастерских ребята делают простейшее: отвертки, молотки, зубила. Разумеется, как предварительный этап такое необходимо. Но современное производство требует от выпускника училища гораздо большего. Отвечает его умение этим требованиям?

Думаю, что проблема выпускника училища в том, что на первых порах его практическая подготовка явно уступает теоретической. Мое мнение такое: чтобы повысить мастерство, а значит, и человеческую уверенность в себе каждого выпускника ПТУ, надо поднять уровень практических занятий, дать ребятам делать детали сложных конфигураций – тогда с первых дней на заводе у них будет больше интереса к делу, а значит, и активности, инициативы.

У молодежи трудового и жизненного опыта меньше, чем у нас, но ведь ей предстоит шагнуть дальше нас, выше нас. Уже сегодня от человека, стоящего у станка, требуется многое, и он все меньше становится простым исполнителем. Это не достигается только за счет профессиональных навыков: от нас, наставников, опытных рабочих, зависит, в какой мере наши воспитанники понесут в будущее не только полученное мастерство, но и высокие идеалы добра и справедливости, чувство рачительного хозяина. Это серьезный, глубокий вопрос. Он сложен еще и потому, что новички видят не только положительное на производстве, но и негативное. Разве мало сегодня проблем в организации труда, в технологических процессах? И то, как мы сами поступаем в трудной ситуации, учит их больше, чем любая мораль.

Взять хотя бы недавний случай. Получил я партию профилей, из которых надо изготовить детали, называемые «тавриками». Начал обрабатывать заготовки на горизонтально-фрезерном станке, и к концу смены у меня набралось 600 металлических кусков отходов. Проходит мимо этих отходов мастер Рашид Халитов и говорит:

– Сергей, скажи уборщицам, чтобы они не увозили остатки на свалку. Я их заберу. Как раз получатся мелкие детали моей группы. Марка металла подходит.

И все остатки от моих «тавриков» были использованы. Другой вопрос – почему же у меня образовалось столько отходов? Вес детали после обработки равен лишь 41 грамму. А заготовка для каждого «таврика» весит 580 граммов. Мне нужно было сделать 300 деталей. Общий их вес 12 килограммов 300 граммов, а материала на них отпущено 174 килограмма. Ну как можно согласиться с такой расточительностью? А причина ее в том, что завод-поставщик присылает для данных деталей заготовки завышенного размера. Неужели невозможно заказать более экономичный профиль? Ведь на подобные «таврики», только на другие номера изделий, профили поступают нужных размеров.

Хорошо, что рядом со мной тогда оказался Рашид. Но разве можно надеяться лишь на счастливый случай? Не секрет, что многие считают подобную расточительность в порядке вещей. Но стоит ли тогда удивляться, если иной рабочий равнодушно отправит на свалку еще годный металл, оставит неубранным станок, разбросает как попало инструмент?..

Сергей Чинаев,

фрезеровщик Ташкентского авиационного

производственного объединения

имени В. П. Чкалова

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены