Не обещай себе успеха

Таисия Беляева| опубликовано в номере №1260, ноябрь 1979
  • В закладки
  • Вставить в блог

Он получает сотни писем. И в них часто один и тот же вопрос: как стать актером? Действительно, как? Как «обжить» загадочный и прекрасный мир кино, сладить с многочисленными трудностями профессии актера?

Кто-то сказал, что у актера нет и не может быть карьеры. У него есть только судьба.

Судьба Игоря Костолевского – один из ответов на вопрос, как становятся актерами.

...Однажды в детстве Игорь остался дома один, смотрел телевизор. Шел фильм «Идиот» с Юрием Яковлевым в главной роли. Маленький Игорь был так потрясен увиденным, так рыдал, отчаивался и переживал за князя Мышкина, что пришедшие родители вынуждены были вызвать «Скорую помощь». Это было не просто сильное впечатление – это был шок. Игорь долго еще помнил этот фильм и великолепного актера... И как было бы просто – с журналистского «шестка» глядя – написать следом: «Это впечатление и повлияло...» и т. д. и т. п. Ан нет – не повлияло. Повзрослевший и оказавшийся, естественно, на пороге, как теперь принято говорить, профориентации, не найдя в себе сколь-либо определенных устремлений (разве не бывает так?), Игорь принялся взвешивать всевозможные полезные и реальные приобретения из своего пока еще легкого жизненного багажа – что перетянет, что основательнее. В детстве учился музыке – и он решает попробовать себя в оперетте: «Мы с приятелем дурными голосами прокричали: «Солдаты, в путь!» – и провалились с треском». Подумывал о медицине...

Знакомая девушка посоветовала: мол, уж если начал пробиваться к театру, так и давай дальше, авось, повезет. Игорь по очереди сдает экзамены в несколько актерских учебных заведений – и вправду везет: везде проходит. Выбирает же ГИТИС и попадает на актерско-режиссерский курс, который вел А. А. Гончаров.

На студенческой сцене играл много. Был случай – никак не мог найти верный рисунок роли. Мучился, импровизировал. Все было не то. Тогда Гончаров показал, как и что надо делать. Запомнил намертво: «Ночью меня разбуди – я знал, как играть эту роль!»

А. А. Гончаров пригласил своего ученика в труппу академического Театра имени В.Маяковского.

Спектакль «Характеры» по рассказам В.Шукшина шел не на обычной сцене, а в малом зале. Сцены как таковой не было. Условные сценические подмостки, условные декорации, изображающие то деревенскую избу, то березовую рощу, то правление колхоза. В спектакле было занято много молодых актеров, и каждому из них довелось сыграть несколько ролей – создать несколько характеров.

И вот что особенно запомнилось.

Высокий русоволосый парень в ватнике, шаркая огромными разношенными сапогами, с тазом и веником под мышкой, пришел к соседу – в баньке помыться. Неловко сидел на нем ватник, непривычны и тяжелы были деревенские сапоги... Актер с внешностью романтического героя играл нескладного деревенского верзилу. Почему?

Сосед встретил гостя речами, мягко говоря, неласковыми. Гость беззлобно посмотрел на хозяина, пожал плечами, бросил реплику, извини, мол, и, тяжело вздохнув, пошел прочь, В голосе парня прозвучало искреннее, неподдельное удивление человека бесхитростного, чистого душой перед столь явной и откровенной философией собственника, которая раскрылась ему в соседе. Этим юношески чистым удивлением перед злом, алчностью, мелочностью запомнился эпизодический герой, сыгранный молодым актером Игорем Костолевским, не умеющим носить ватник и сапоги. Точно переданная «шукшинская» нота добра, объединяющая любимых героев писателя – «странных людей», «чудиков», явственно прозвучала в этой крошечной роли. Работа молодого актера поразила резким противоречием видимости и человеческой сути персонажа. Единственным, едва уловимым штрихом был создан не только художественный образ – за ним угадывалась судьба человека с растревоженной душой, жаждущей добра и справедливости.

Образ, сыгранный актером, запомнился...

Несколько лет назад Игоря пригласили на «Ленфильм». Ему предлагали роль, но кинопробы оказались неудачными. Игорь шел длинными ленфиль-мовскими коридорами, ассистентка режиссера пыталась утешать его, говорила обычные в таких случаях слова. Игорь, конечно, огорчился, но виду не подал. Проходя мимо какой-то съемочной группы, хлопнул ладонью по табличке: «Вот в этом фильме я буду сниматься!» И прочитал: «Звезда пленительного счастья».

Когда в Новосибирск, где он находился вместе с театром на гастролях, пришла телеграмма с вызовом на «Ленфильм», Игорь расценил это как перст судьбы: режиссер В. Я. Мотыль предлагал л опробоваться на роль Ивана Анненкова в своем фильме.

– Я дочитывал сценарий, когда вошел Владимир Яковлевич. Я не был знаком с ним лично, но мне очень нравился его фильм «Белое солнце пустыни». За каждым кадром чувствовалась огромная работа мысли, глубочайшее проникновение в материал, изящество режиссерского почерка. Во мне жило почти мальчишеское обожание этого мастера. Такой режиссер! И вот в первое мгновение знакомства я каким-то боковым зрением вдруг замечаю, что у меня с ним... одинаковые ботинки! Смешно, конечно, но я испытал огромное облегчение и, честно говоря, понадеялся: с этим человеком мы найдем общий язык.

Тут же Мотыль приступил к делу:

– Читали сценарий? Понравилась роль? Давайте порепетируем.

И они начали. С шести вечера до трех часов ночи проиграли почти все эпизоды. Когда дошли до сцены с матушкой, режиссер задумался и спросил:

– Как, по-вашему, должен поступить здесь Анненков?

– Взбунтоваться! – решительно сказал Игорь.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены