Смерть Мюзама

Крестенция Мюзам| опубликовано в номере №295, июль 1937
  • В закладки
  • Вставить в блог

«После обеда, - вспоминает он, - раздался возглас:

- Евреи, выйти!

Пять товарищей покинули камеру. Через час четверо вернулись. Мюзам остался там.

Возвратившиеся рассказывали:

- Сначала нас заставили играть в детскую игру: бить друг друга указательными пальцами. Потом пришлось шлепать всей рукой. Наконец, мы должны были давать друг другу пощечины. Мюзам отказался. Тогда вахмистр ударил его изо всех сил по лицу. Мы должны были сделать то же самое.

Спустя полчаса, шатаясь, вошел в камеру Мюзам. Лицо его было багровым и опухшим, под глазами - кровоподтеки. Он в изнеможении упал на матрац.

- Эти свиньи, - сказал он, - высморкались мне в рот...»

Некого просить

28 ноября я, наконец, получила разрешение увидеться с мужем. Он был ужасно изуродован. Оба уха распухли. Он почти ничего не слышал. Кроме того, выяснилось, что передачи, которые мы, жены заключенных, с таким трудом собирали для наших мужей, штурмовики почти всегда крали.

Я бегала по учреждениям. Но не было возможности даже подать жалобу. Новый оберпрокурор, доктор Конради, не принимал никого из нас.

Так как главным предлогом истязаний Эриха была лживая версия о казни заложников, я просила газеты напечатать опровержение. Напрасная попытка! Редактор одной из крупных берлинских газет сказал мне, что, к сожалению, ничего не может сделать, так как приходится считаться с распоряжениями министерства пропаганды. Мы были беспомощны. Беспомощные, бесправные, смотрели мы на то, как фашистские садисты истязают, мучают и угрожают жизни наших мужей...

Пожатие фашиста

Значительно позднее муж рассказал мне еще об одной пытке, которой он подвергся в Бранденбурге. Русский фашист Димитриев требовал от Мюзама, чтобы он вылизывал с полу его плевки. Мюзам не подчинялся. За это фашист избивал его. Однажды, когда Мюзам попросил разрешения написать мне, к нему пришел Димитриев в сопровождении охранника. Димитриев сказал:

- Мюзам, дайте, пожалуйста, вашу руку. Эрих отказался. Охранник приказал ему дать руку Димитриеву. Пришлось подчиниться. Димитриев схватил сначала правую руку Мюзама, потом левую и так оттянул назад большие пальцы, что вывихнул их.

- Теперь пишите своей жене, - сказал он.

Тюремный врач отказался лечить изуродованные руки. Мюзаму вправили пальцы заключенные.

Обезьяна человечнее их

Из писем штурмовики узнали, что Мюзам очень любит животных. При одном из обысков им попалась большая человекоподобная обезьяна. Ее привезли в лагерь. Вахмистры пытались натравить животное на Мюзама. Но обезьяна не поддавалась. Почувствовав, кто ей друг, ища защиты, она в смертельном страхе прижалась к Мюзаму и стала целовать его.

Охранникам это пришлось не по вкусу. Они долго мучили обезьяну на глазах у Мюзама и, наконец, пристрелили ее.

«Лучший из лагерей»

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Война в темноте

15 октября 1917 года была казнена Маргарета Гертруда Зелле, более известная под именем Мата Хари