Смерть Мюзама

Крестенция Мюзам| опубликовано в номере №295, июль 1937
  • В закладки
  • Вставить в блог

Позднее я узнала, что спутники Мюзама действительно пытались помочь ему, но штурмовики не допускали взаимных услуг. Когда Мюзам падал под тяжестью сундука, штурмовики били его резиновыми палками до тех пор, пока он не поднимался, обливаясь кровью. Раз, когда он, споткнувшись, упал, его хотели пристрелить.

Дорога в Зонненбург была началом страдальческого пути моего мужа.

Свидание в Зонненбурге

Около 11 часов я приехала в Зонненбург. Политические заключенные помещались в запущенном, старом корпусе. Охрана состояла из штурмовиков.

Я ждала около часу. Наконец, меня допустили к мужу.

Мне было трудно скрыть от него свой ужас. Он сидел передо мной неузнаваемый, без пенсне, с выбитыми зубами. Эти звери подстригли ему бороду так, что лицо его стало карикатурным.

- Зачем ты приехала в этот застенок? - сказал он мне. - Они не выпустят тебя, потому что ты видела, во что они меня превратили.

Свиданье длилось десять минут, при нем присутствовал штурмовик. Прощаясь, Эрих сказал мне:

- Запомни, Ценцль, я никогда не буду трусом.

«Это есть наш последний...»

Позднее я узнала о пытках, которым подвергся Эрих в первые же дни пребывания в Зонненбурге. Его вместе с тремя товарищами заставили рыть себе могилу в жесткой земле тюремного двора. Их поставили на краю этой могилы. Штурмовики, прицелившись, приказали петь песню Хорста Бесселя. В ответ раздался «Интернационал». Когда зазвучала строфа: «Это есть наш последний...» - штурмовик скомандовал:

«Пли!»

Но они не выстрелили, они опустили винтовки, и стали бешено хохотать над удавшейся шуткой. Тогда Эрих крикнул им:

- Вы слишком трусливы, чтобы довести дело до конца!

Я буду кричать на весь мир

В конце мая я получила от Мюзама ношеное белье, оно было пропитано кровью. Я пошла с этим бельем к оберпрокурору Миттельбаху и заявила ему:

- Я буду кричать на весь мир, что моего мужа избивают. Я требую, чтобы его сейчас же перевели из Зонненбурга.

Миттельбах помог мне. Он поехал в Зонненбург и переправил оттуда в Берлин двух наиболее пострадавших заключенных: Мюзама и адвоката Литтена.

За мягкое отношение к заключенным Миттельбах был вскоре смещен.

Из записной книжки Мюзама

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены