Символ русского предпринимательства

Светлана Бестужева-Лада|25 Сентября 2014, 13:30| опубликовано в номере №1800, октябрь 2014
  • В закладки
  • Вставить в блог

Он, впрочем, руководствовался при выборе объекта благотворительности какими-то одному ему известными соображениями. Например, на создававшийся профессором Цветаевым «Музей изящных искусств» (ныне «Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина»)  Морозов не пожертвовал ни копейки. Это тем более странно, что Савва Тимофеевич, не считаясь ни с какими расходами, поддерживал все, в чем предчувствовал важное влияние на отечественную культуру. В этом смысле показательно его отношение к Московскому художественному театру, в создании которого заслуга Морозова ничуть не меньше, чем у Станиславского и Немировича-Данченко.

На учреждение театра требовались значительные средства. Их не было ни у Станиславского, ни у Немировича-Данченко. Получив отказ от правительства, они стали обращаться к меценатам или, как бы сейчас сказали, искать спонсоров. Морозов с самого начала дал на театр 10 тысяч рублей. В 1900 году, когда в деятельности труппы возникли большие осложнения, он выкупил все паи и один взялся финансировать текущие расходы.

В течение трех лет он поддерживал театр на плаву, избавив его руководителей от изматывающих финансовых хлопот и дав им возможность всецело сосредоточиться на творческом процессе. Под его руководством было перестроено здание и создан новый зал на 1300 мест. Это строительство обошлось Морозову в 300 тысяч рублей, а общая сумма, издержанная им на МХАТ, приблизилась к полумиллиону. В результате абсолютно убыточный театр, обреченный на скорую гибель, стал одним из ведущих театров России.

Погубило Морозова то, что в начале XX века он живо заинтересовался политикой. В его особняке, например, происходили полулегальные заседания кадетов. Это, впрочем, было еще неудивительно, так как многие крупные промышленники тяготели в то время к конституционным демократам. Но Савва Морозов был максималистом и радикалом, так что половинчатые реформы, которые собирались провести в России либералы, его никак не устраивали. Закончились его поиски тесным общением с партией, придерживающейся самой крайней социалистической ориентации. Известно, что Морозов давал деньги на издание «Искры». На его средства были учреждены первые легальные большевистские газеты «Новая жизнь» в Петербурге и «Борьба» в Москве.

Не случайно Витте обвинял Морозова в том, что он «питал революцию своими миллионами». Морозов делал даже больше: нелегально провозил типографские шрифты, прятал от полиции революционера Баумана и сам доставлял запрещенную литературу на свою фабрику.

После событий января 1905 года, которые его буквально потрясли, он составил собственную программу социальных и политических реформ. В частности, в ней шла речь об отмене самодержавия, об установлении парламентарной системы с всеобщими прямыми выборами, о свободе слова, печати и союзов, неприкосновенности личности и жилища… 9 февраля 1905 года он выступил с заявлением по рабочему вопросу на заседании правления Товарищества Никольской мануфактуры, в котором, в частности, говорилось:

«Существующее законодательство и способ его разработки не соответствует потребностям населения и русской промышленности, в частности, необходимо в выработке законодательных норм участие представителей всех классов населения, в том числе лиц, избранных промышленниками и рабочими. Участие этих же представителей необходимо и в обсуждении бюджета, ибо последний является могущественным двигателем в руках государства при разрешении промышленных вопросов страны».

Заявление предполагалось предоставить в Кабинет министров. Но члены Правления не поддержали заявление Саввы Тимофеевича, как «излишне революционное» и отказались его подписать.

Тогда Савва Тимофеевич задумал единовластно провести на своей фабрике серьезные преобразования, которые должны были дать рабочим право на часть получаемой прибыли. Но мать, обладавшая решающим голосом в правлении, отстранила его от управления делами вообще, не понимая «новомодных веяний и безбожных затей».

Видимо, решение матери стало причиной тяжелого нервного срыва. Морозов начал избегать людей (с женой у него уже давно не было взаимопонимания), много времени проводил в уединении, не желал никого видеть.

Созванный в апреле по настоянию жены и матери консилиум врачей констатировал, что у Саввы Тимофеевича наблюдается «тяжелое общее нервное расстройство», и рекомендовал направить его за границу. Морозов уехал в Канн и здесь в номере отеля «Ройяль» 13 мая 1905 года застрелился.

Революция 1917 года не обошла стороной и семью Морозовых. Старший сын Тимофей Саввич (15.11.1888 - 21.02.1921 гг.), окончивший математический факультет Московского университета и являвшийся попечителем Московского Старообрядческого института и Коммерческого училища, был расстрелян в 1921 году большевиками. Одна из дочерей – Мария – утонула в Оке при невыясненных обстоятельствах, а вторая дочь – Елена - эмигрировала в Бразилию. Младший сын, Савва, окончил институт инженеров транспорта. Был репрессирован. Позже работал переводчиком в Мострансе, инженером по строительству мостов и скончался в 1964 году.

Внук Саввы Тимофеевича Морозова, его полный тезка Савва Тимофеевич Морозов, был старейшим московским журналистом и писателем. Участник Великой Отечественной войны, почетный полярник СССР, автор романа «Льды и люди» и повести «Дед умер молодым». Он несколько раз приезжал в Орехово-Зуево, встречался с общественностью города, выступал в музее и Зимнем театре. Скончался в Москве в 1995 году.

История Морозовых - это история превращения крепостных крестьян- самоучек в высокообразованных бизнесменов, настоящих интеллигентов и тонких ценителей искусств. Морозовы безуспешно искали выход из назревшего в стране общественно-политического кризиса, пытаясь, с одной стороны, достичь того или иного соглашения с верхами, а с другой - идя на поддержку революционных партий, хотя представить себе не могли, чем обернется эта поддержка.

 

P.S. В 1993 году был инициирован так называемый «Морозовский проект» - широкомасштабная программа подготовки кадров новой формации для работы в условиях рыночной экономики и поддержки малого предпринимательства в России. Ядром проекта является учебно-деловой центр «Савва», созданный и активно действующий на базе Орехово-Зуевского химико-экономического колледжа - на родине династии промышленников-предпринимателей Морозовых.

Широкая и активная совместная деятельность в центре и в регионах, спонсорская помощь участвующих в Морозовском проекте организаций - все это позволило создать разветвленную систему подготовки нового поколения предпринимателей и поддержки малого бизнеса, которая имеет свои представительства в виде учебно-деловых центров в более чем 60 регионах Российской Федерации.

   Будучи негосударственной системой, Морозовский проект завоевал государственное, общественное и международное признание, стал заметной составляющей национальной инфраструктуры поддержки малого предпринимательства, олицетворением того нового, что постепенно, шаг за шагом, утверждалось в российской действительности.

Наконец, возникновение и развитие Морозовского проекта надо рассматривать в контексте возрождения исторической преемственности лучших традиций российского цивилизованного предпринимательства, не потерявших свою актуальность и сегодня.

Полагаю, Савва Тимофеевич Морозов остался бы доволен.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены