Самокат

Валентин Гаркин| опубликовано в номере №1209, октябрь 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ с загадочным сюжетом, или Комсомольские сцены в трех основных актах, но при девяти действиях и во множественном числе

1. Начало, требующее пояснений

Сперва, как и следует ожидать, была любовь.

Только что избранный колхозный комсорг Тимоша влюбился.

Ему, поясним, страшно не повезло. Впрочем, когда Тимоша впервые подумал о внезапно обрушившемся на него невезении, он не знал, что так будет только поначалу. И не будем его укорять за это. Еще не известно, как бы мы с вами спрогнозировали будущее на месте Тимоши.

И попутно не будем интриговать читателя. Сразу и прямо скажем, что его любовь с самого первого дня родилась взаимной и была крепка и всем в деревне на радость красива.

Страшное же невезение, о котором мы обмолвились, по всей вероятности, надо бы отнести к другой, коли так можно выразиться, сфере Тимошиных интересов. Хотя это как еще представить... Все-таки, все-таки сперва действительно случилась любовь. Оно и то справедливо, что жизнь сложна и нередко все в ней так запутывается, что и концов порой не сыскать.

Так или иначе, но все, что развернулось в жизни Тимоши и в жизни родной его деревни, напоминало неумолимо разрастающуюся эпидемию. Только никто не мог уразуметь: откуда был занесен к ним зловредный вирус? И снова оговоримся для ясности и объективности, что зловредным его считал один лишь Тимоша, ну, может, еще кто-то из Тимошиных друзей – для сочувствия, видно, и из сострадания.

Однако лучше всего рассказывать обо всем происшедшем строго по порядку. Без этого наверняка разобраться так вот сразу, где в нашей истории страшно невезучее начало перейдет в благополучный конец, почти невозможно.

 

2. Еще как бы предисловие

Но не познакомиться ли заранее с перечнем действующих лиц и с тем, что помогло им выйти к счастливому концу? Ведь иначе, думаю, не понять достаточно хорошо всего далее проистекающего.

Итак, главными действующими лицами в нашем рассказе являются: Тимоша и Она (но Она лишь подразумевается, как в театрах голос за сценой, и непосредственно на бумаге фигурировать не будет), две Тимошины соседки-сестрицы и их юные в деревне последовательницы, три председателя, из коих бабушка Акулина сыграет, наверное, решающую роль в судьбе главного героя, а кроме того, секретарь райкома, участковый милиционер, небольшая группа маловеров скептиков, шофер колхозного автобуса и специальная комиссия в райцентре.

Немалое значение по ходу сюжета будут иметь: велосипед, поименованный соседками Тимоши и их подружками самокатом, диван в кабинете комитета комсомола, телефон, с помощью которого Тимоша вынужден был объясниться с райкомом, и письмо-директива оттуда, а также районная газета, поставившая, заранее приоткроем секрет, точку в самом конце треволнений, выпавших на долю Тимоши и его односельчан.

 

3. Настоящее, наконец, начало, не требующее никаких пояснительных предисловий

Тимоша был горазд на выдумку. И это-то в конечном счете привело к успеху. Но вот сейчас он, увы, сплоховал...

Так уж угодно было судьбе, что ни одна его попытка тайком, без свидетелей и лишней огласки съездить на соседнюю ферму, где жила Она, не обходилась без ехидной частушки.

Началось с одной. Она родилась, можно сказать, на глазах – через плетень, рядом, прямо у Тимошиного дома, и голоса, певшие ее, были страсть как знакомы. А уже через неделю частушки вспыхивали то там, то сям. Что и говорить – эпидемия!..

Никакие ухищрения Тимоши не давать повода для частушек не помогали. Он, оседлав свой новенький, в премию за ударный сев полученный велосипед, тщательно маскировал маршрут. Отправлялся на свидание в противоположную, будто от Ее фермы сторону, делал основательный, в несколько километров, крючок. Но частушки пелись. Он стал запаздывать на свидания, дожидался сумерек, чтоб никто не видел его, а в спину и в темноте все равно пели. Он проезжал нарочито степенно и вовсе не спешно покручивал педали, всем своим видом показывая, что направляется на важное мероприятие, а не на свидание, но припевок становилось еще больше.

Частушки, с каждым новым вечером одна другой заковыристее, укоряли его в том, что он все вечера проводил там, у Нее, а не здесь, у них, то есть на центральной усадьбе.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о судьбе супруги князя Дмитрия Донского Евдокии, о жизни и творчестве Василия Шукшина, об удивительной  «мистификации против казнокрадства», случившейся в нашей истории, о знаменательном полете Дмитрия Менделеева на воздушном шаре, о героическом подвиге сестры милосердия Риммы Ивановой, совершенном в сентябре 1915 года, новый роман Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены