Рейс «Сибирякова»

Бор Громов| опубликовано в номере №239-240, февраль 1933
  • В закладки
  • Вставить в блог

В общем нам вежлива дали понять, что если сильный «Ленин» едва вылез из ледяных полей, то куда вы - то на своем барахле суетесь!

Что делать? Идти или переждать? В Арктике погода меняется буквально с быстротой ветра. Сегодня оплошные поля, а завтра задуют ветры, и льды разрядятся широкими синими полыньями чистой воды, и тогда ледокол, осторожно лавируя, может продвигаться вперед. Но ждать нам нельзя, некогда!

- Идти, рисковать! - твердо заявил капитан. - Впереди еще огромный тяжелый путь. Время ценю на минуты...

И мы рискнули.

Подняв якоря, распрощавшись гудками, ледокол медленно стал пробираться в тумане к открытому морю. Впереди, играя изумрудно - зелеными тенями, показалась первая встреченная нами в этом походе льдина. Ее можно было спокойно обойти, но капитан не выдержал.

- Прямо руля, полный вперед! - гаркнул он вниз, в машинное отделение.

Вздрогнул, затрясся от напряжения «Сибиряков» и со всей мощью своих 2.400 лошадиных сил врезался в льдину, смял, раскрошил и разбросал ее в стороны.

- Ну, ладно, - потирая руки, улыбался Воронин, - первую угробили. Так будет и с каждой...

На туманном рассвете «Сибиряков» вошел в лед. Вначале льды были редкие и изобиловали большими полыньями. Но по мере продвижения вперед ледяные поля, становились все плотнее и плотнее, увеличивалась их толщина и соответственно уменьшалось количество чистой воды. Перед ледоколом появились гигантские ледяные глыбы, которым, казалось, нет ни конца, ни края.

Под напором стального тарана - форштевня ледокола - лед дает длинные извилистые трещины. Огромные ледяные глыбы с шумом переворачиваются в бурном водовороте, со скрежетом обдирая свежую краску бортов. - Ну, началась работка! - хитро подмигнув глазом, заметил кочегар. - Теперь только вали угля. Полным ходом придется работать машинам.

Разводья окончательно пропали: куда ни взглянешь - белый бесконечный саван ледяной пустыни. Ледокол, вклинившись между двумя огромными торосами, остановился.

- Тихий назад! - протяжно несется с капитанского мостика.

Медленно, словно нехотя, отходит «Сибиряков, но не из - за малодушия, не из - за беспомощности перед силами Арктики, а чтобы снова со всей мощью броситься на льды, чтобы, крошить, дробить и ломать все встречающееся ему на пути.

Сраэбегу бросается ледокол на спрессованную броню льда, так что передняя часть судна зачастую до половины корпуса залезает на снежную поверхность. Тогда под тяжестью «Сибирякова» лед дает трещину, медленно оседает и образуется небольшое пространство воды. Со свистом из - под борта вырывается пенящийся поток и выбрасывает на поверхность растерзанные, перевернутые изумрудные глыбы.

Снова отходит ледокол назад и снова со всей сокрушающей силой бросается на льды, и так без конца. Вот как работает ледокол в тороси - стык льдах, медленно, шаг за шагом, продвигаясь вперед.

Вскоре встретили самого «хозяина» ледяной пустыни - белого медведя. Охота в Арктике на медведя чрезвычайно проста. К зверю вовсе не нужно подкрадываться, ползти, стараться быть незамеченным. Нет. Медведь сам идет на ледокол, уверенный в своих силах. Равного ему здесь, в широчайших полярных пустынях, нет, бояться ему некого. Он подходит на расстояние 50 м. от борта судна, садится, нюхает заманчивые запахи, несущиеся из приоткрытой двери камбуза (кухни), становится на задние лапы, словом, позирует нашим кинооператорам, которые, пользуясь бесплатной натурой, в исступлении вертят ручку киноаппарата.

Медведя мы расстреляли, выпустив по нему пуль 40. Правда; когда тушу втащили на палубу, то к общему хохоту обнаружили всего лишь 3 раны, остальные пули меткие охотники выпустили в лед. Впоследствии охота была организованной. Начальник экспедиции проф. О. Ю. Шмидт опубликовал приказ, по которому все участники экспедиции разбивались на бригады и стреляли по очереди.

Вскоре льды окончательно скрылись. Снова стало выбить, а к вечеру до того раскачало, что многим без паспортов и виз пришлось съездить в небезызвестный град Ригу.

Так до самого острова Диксон мы, больше льдов не видали. Где же ваши предсказания, т. Шевелев, о тяжелых условиях и предстоящих трудностях? С таким льдом, какой мы встретили, «Сибиряков» мог бороться, и успешно бороться.

В сильную изморозь и туман из шлюза «Сибирякова» а воду тяжело плюхнул якорь. Остров Диксон - к нему мы пришли пополнить наши запасы угля.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены