Разоблачение

  • В закладки
  • Вставить в блог

Первая мировая война была войной империалистической, войной за передел колоний. Колониями владели Англия, Германия, Франция. Но Россия, такое же империалистическое государство, как и другие, входила в это переплетение экономических, военных и политических интересов. Передел мира, – писал В. И. Ленин, «не мог на основании капитализма произойти иначе, как ценою всемирной войны»1.

Но накануне войны Россия была уже чревата революцией. Вот почему то, что делали русские военные патриоты-разведчики, заносилось в архив истории уже не только по ведомству царской России. На их дела в той или иной мере падал отблеск приближавшейся революции.

Подвиг разведчика Колаковского, разоблачившего германского агента Мясоедова, ждет еще подробного и скрупулезного исследования военных историков. Когда эта работа будет проделана, версия, изложенная нами, обретет новые детали, а возможно, и иной ракурс. Вот почему на том, что рассказано на этих страницах, рано ставить точку.

Решетки на окнах были легки, шуточны, однако, когда арестант потрогал их, воспользовавшись отлучкою немца, к нему приставленного, убедился – не выломать, сделаны, что называется, от души, не на один день...

– Еще раз расскажите подробно, как вы попали в плен? – спросил офицер генерального штаба германской армии, чиновник бюро разведки Бауэрмайстер, говоривший по-русски свободно, без акцента (чему, впрочем, удивляться – до мая 1914 года жил в Петербурге как русский подданный, подвизался в сфере страхования имущества).

– Вы же знаете... Ваши солдаты схватили меня контуженым; патронов к нагану не было, отстреливаться нечем...

– Бедненький русский офицер... Нечем отстреливаться... Японцы в таких случаях кончают жизнь кинжалом.

– Кинжалы для русских офицеров поставляли до войны ваши заводы, клинки слишком быстро ржавели и крошились; не харакири ими делать, а старикам пятки щекотать...

– Стоит ли так злобно отзываться о нашей военной индустрии?

– Стоит. Это для вас она военная, для нас – изменническая.

– Изволите по-прежнему дерзить?

– Нет. Просто называю кошку кошкой...

– Так ведь это и есть высшая форма дерзости!

– В моем положении она-то и есть спасение...

– Ваше имя?

– Вы же знаете...

Бауэрмайстер, словно бы не слыша собеседника, сказал еще раз. будто со стороны:

– Имя?

– Яков.

Бауэрмайстер повторил удовлетворенно, словно бы любуясь чем-то, одному ему видным:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены