Ради красного словца

В Куканов| опубликовано в номере №793, июнь 1960
  • В закладки
  • Вставить в блог

С новгородским жителем Николаем Аникеевым случилось удивительное превращение. Правда, для Новгорода, если заглянуть в его тысячелетнюю историю, чудеса не редкость. Но вышеуказанное превращение свершилось не во времена языческого поклонения деревянному Перуну, а в наше просвещенное столетие, точнее, в нынешнем году.

Вошел Николай Аникеев в кабинет секретаря Новгородского горкома ВЛКСМ товарища Мощенкова Б. В. комсомольцем, а вышел оттуда внесоюзным новгородцем. История, разыгравшаяся за дверями кабинета, могла бы остаться тайной, однако товарищ Мощенков сам сделал ее всеобщим достоянием, доложив о ней на собрании комсомольского актива города. А вскоре устная повесть получила печатное воплощение: в газете «Новгородский комсомолец» появилась заметка А. Рубанова «Уподобившийся блохе». Вот эта новейшая новгородская летопись:

«Однажды Николай Аникеев услышал песню о блохе, для которой по приказу короля был сшит бархатный кафтан. «Повезло попрыгунье! - позавидовал он. - Насекомое темное, необразованное, без квалификации, а вот на тебе! Живет вольготно, в бархате прыгает. Мне бы найти такого щедрого простофилю, который на блох деньги тратит...»

И вот Аникеев, уподобившись этой «счастливице», стал прыгать с одного - предприятия на другое, ища простофиль. За два года он переменил в Новгороде четыре места работы. Ему говорили:

- Учись. Образование у тебя невелико, повышай квалификацию.

Аникеев же в ответ одно:

- Учение - это мне не по нутру. Мне бы грошей побольше да одежонку бархатную.

С этим требованием он в конце концов явился в Новгородский горком комсомола. Здесь ему опять - таки посоветовали учиться. Стали растолковывать, что на производстве нужны квалифицированные люди, их труд и оплачивают выше...

Он не дослушал, швырнул на стол комсомольский билет:

- Какой прок тогда от этой книжицы, раз нельзя обменять ее на бархатный кафтан!

Будем надеяться, что комсомольцы - товарищи Аникеева - разъяснят ему все же, что нельзя человеку уподобляться блохе».

Позднейшие исследователи новгородских летописей, несомненно, обратят внимание на это высокохудожественное произведение. Заинтересовались им и мы.

- Как бы повидать этого бархатолюбца? Где сейчас Аникеев?

И тут среди работников горкома произошло легкое замешательство. А в самом деле, где он? Что делает? Как его найти?

Товарищ Мощенков даже удивился, что такие вопросы кому - то пришли в голову. Неужели недостаточно того, что отщепенца заклеймили?

Не знал, как найти героя своей заметки, и А. Рубанов, блеснувший таким сарказмом. Он, видите ли, с Аникеевым близко знаком не был, а точнее сказать, никогда в глаза его не видел. Услышал о нем в докладе на активе и накатал заметку. Затравка была, а блоха и бархатный кафтан - это уже художественный образ, так сказать, литературный приварок.

Осведомленней всех оказался адресный стол. По его подсказке мы и отправились разыскивать Аникеева.

Но ни стандартный дом, где жили Аникеевы, ни обстановка в их одиннадцатиметровой комнате не наводили на мысль о роскоши, к которой, по утверждению А. Рубанова, так привык Николай, «уподобившийся блохе». Встретила нас мать Аникеева, скромная пенсионерка. Мы почувствовали смутную тревогу: «Что-то тут не так! Туда ли мы пришли?»

- Здесь живет Николай Аникеев?

- Здесь. Только он сейчас на работе.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены