Престиж инженера

Александр Радов| опубликовано в номере №1338, февраль 1983
  • В закладки
  • Вставить в блог

Насколько высок он сегодня? По-хозяйски ли используются способности, знания, квалификация специалистов?

Храню, время от времени перечитывая, сотни исповедальных писем инженеров. Письма не дают мне покоя, поскольку не ведаю, да как же помочь их авторам.

«Сегодня мне попалось на глаза характерное объявление. Вчитайтесь: «Требуются: 1) Опытные инженеры-механики. Оклад 115 рублей. 2) Уборщицы. Заработок 110 рублей». Хорошо осознаю, что всякий труд почетен. И все же инженер, получающий на уровне с уборщицей, чувствует себя довольно стесненно, и ему не до сентенций о моральной значимости его профессии».

Проблема зарплаты? Да нет, все сложнее. Хотя и она имеет место, да посмотрите – выглядит несколько необычно:

«Нет, за нашу работу и того, что нам платят, много. Если мне станут платить больше, то я не смогу смотреть в глаза рабочим. Они пятнадцати – двадцатикилограммовые детали поднимают за смену сотни раз, а я почти за те же деньги – лишь пробегу мимо с листочком в руке. Вот если от моей работы будет рабочим облегчение, да еще поднимется производительность их труда – вот тут прибавку к зарплате я приму с чистой совестью. А иначе – стыдно!»

Вот основное в их письмах – им стыдно! Стыдно перед собой, стыдно перед рабочими, стыдно перед всем обществом. За что?

«Я приношу государству и людям минимум, а мог бы приносить максимум пользы!»

Поясню: эти письма слишком доверительные, чтобы указывать здесь фамилии их авторов. Но прошу читателя мне поверить: не сочинил.

Кто-то скажет: да что ж им мешает? Пусть засучат рукава и приступят – проблем-то о-го-го!.. Это и меня много лет шокирует. На любом – именно на любом! – заводе, да и на фабрике, в колхозе, на стройке сталкиваюсь с парадоксальной ситуацией. С одной стороны, масса нерешенных инженерных, организационных, управленческих проблем, из-за которых дело идет с перебоями, то и дело выскакивает брак, случаются разнообразные ЧП, страдают и работники и все мы – потребители того, что они производят. С другой же стороны, на каждом из этих предприятий десятки, сотни, а то и тысячи специалистов, да с образованием на уровне лучших мировых стандартов, маются от безделья или, что чаще, от примитивного, заведомо неполноценного использования.

Отчего такая нелепица? В письмах инженеров множество на этот счет версий.

«На мой взгляд, причиной того, что инженеры у нас метут улицы, перебирают картошку, косят сено, собирают помидоры, разгружают вагоны и т. п., является то, что руководители предприятий постоянной и особой потребности в эффективном использовании имеющегося творческого потенциала инженеров не испытывают. Такая потребность возникает только в исключительных случаях».

Давно заметил: плохо живется на производстве тем, в ком оно не больно-то нуждается. Поразительно, но именно в такой роли оказались в ряде случаев инженеры. И потому многое для них – в последнюю очередь.

«Я, грешным делом, три раза убегал из инженеров в рабочие. Был токарем, потом монтажником, а в третий раз – электрослесарем. Совсем, скажу вам, другая жизнь…

Во-первых, зарабатывал столько, что сам себя начинал уважать. И для нервной системы комфорта побольше. Как я рассуждал? Работу мне вынь да положь, задержать после смены – не моги, за каждый мой лишний шаг – заплати, всем необходимым – обеспечь... А как независим я был со своим начальством: мог и потребовать и даже прикрикнуть, а они на меня – ни-ни: сразу же проголосую ногами. И, думаете, творчества меньше было в моей работе, чем сейчас, за кульманом? Я столько рацпредложений написал, причем они у меня не лежали, как сейчас лежат. Я мог любой вопрос ребром поставить. А сейчас, в инженерах, всюду бочком, со всеми – вполголоса, все терплю, даже хамство своего начальника. Потому, что деваться некуда».

Но проблема инженера – не сама по себе. В экономике нередко из-за отсутствия стимулов динамичным, развивающимся предприятиям чаще достаются шишки, зато сонным и вялым – пироги да пышки. Лишь совесть понуждает порой экономить. Но одна совесть не может быть основой для хозяйствования.

В этих условиях инженеры воспринимаются на предприятиях как нечто необязательное. Есть толковые головы – хорошо, а нет – обойдемся. А инженеры мнимые ценятся порой выше, чем истинные. Первых гораздо ведь легче бросать на прорывы в цеха, отправлять на сельхозработы. От знакомых директоров заводов много раз слышал признание: в условиях дефицита кадров вся надежда на инженеров. Парадокс: не на то надежда, что, хорошо поработав, инженеры поднимут технический уровень производства, а значит, помогут предприятию обойтись меньшим числом людей. На другое – что инженеры займут опустевшие в цехах рабочие места.

«Ради бога, не усложняйте проблему. Вы только развяжите руководителям производства руки. Особенно в вопросах штатного расписания. И тогда они сами выставят за проходную 80 процентов бездельников, зато оставшимся на заводе инженерам – из породы Прончатова – дадут оклад в 400 рублей. И сразу все образуется: в технических вузах вновь появится конкурс, прекратится дефицит кадров и даже уменьшится число разводов...»

Перспектива заманчивая. Но чтоб она сбылась, как минимум, требуется полный хозяйственный расчет. Тогда первым покровителем и защитником инженеров станет главный бухгалтер предприятия. Изучая суммы прибыли, показатели рентабельности и фондоотдачи, он непременно заметит, есть ли эффект от деятельности инженеров, а если его нет, то забьет тревогу, всех на заводе поднимет на ноги. Вот тогда-то руководители станут гоняться за талантливыми инженерами, создавать для них режим наибольшего благоприятствования. А пока...

«К значительной части инженеров у нас предъявляют весьма скромные требования. Не читая специальной литературы, не следя за новейшими достижениями в своей области техники, можно тем не менее жить припеваючи, считаться на своем месте».

Врачом не поставят человека без диплома, а инженером – сколько угодно. Сегодня инженерство – проходной двор. В нем сотни тысяч людей, обладающих странными для производства дипломами: агронома и зоотехника, ветеринара и словесника... С другой же стороны, обладатели инженерной квалификации где только не пристроились! Даже в гуманитарии. Возникла привычная практика: все вновь нарождающиеся профессии, для которых Минвуз медлит готовить специалистов, комплектуются преимущественно инженерами. Хорошо ли это? Не утаю – многие «варяги» делают яркие открытия, становятся признанными авторитетами. Но это исключения, а правило таково: бывшие инженеры в новом для себя занятии становятся полупрофессионалами, а значит, корежат дело.

Сколько бывших инженеров среди руководителей всех рангов? До сих пор считается, что для такого случая инженерное образование самое подходящее. Но вот что узнаю из социологических исследований: наибольшие трудности руководители производства испытывают из-за недостатка знаний и

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Дубрава

Литературные уроки