Последний поход командора, который открыл новую историю дальних островов России и обессмертил имена отважных мореплавателей

Владислав Янелис| опубликовано в номере №1308, ноябрь 1981
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мы идем с Линьковым к вскрытым землянкам-ямам, где жили спутники Беринга. Контуры жилищ бережно восстановлены руками археологов и их добровольных помощников – курсантов Дальневосточного высшего инженерного морского училища и юных командорцев. Просеяна буквально каждая горсть земли.

Узкая тропа ведет вверх, там на склоне сопки высится крест, знаменитый крест командора – первый памятник подвигу Беринга, последний ориентир его в безбрежье истории. Он был истинным мореплавателем, и его могила на самом краю света, среди горбатых сопок – это ли не горделивый венец жизни, наполненной годами тяжких трудов, самоотречения и короткими мигами счастья первооткрывателя!

На плите под крестом надпись: «Великому мореплавателю капитану-командору Витусу Берингу». Не забыты и те, кто погиб в том походе вместе со своим капитаном, верша волю Петра. Вчитайтесь, какие русские имена! Матрос II статьи Никита Шумагин, морской гренадер Андрей Третьяков, морской солдат Алексей Киселев, камчатский солдат Лука Завьялов, адмиралтейский купор Степан Болдырев, сибирского гарнизона солдат Карл Пашенской... Как нелегко было отыскать их в тени посмертной славы командора! Но отыскали. Ведь каждое имя – судьба, каждая судьба – частица российской истории. Этими людьми, пращурами нашими, добыты морская слава Отчизны, мощь ее, великие пространства. Ими завещано потомкам хранить и умножать добытое, не щадя жизней своих.

Мы кладем цветы к могильным плитам и замираем в минуте молчания. Спускаемся в бухту. А там уже возле палаток разложены находки экспедиции, добытые из земли, воскресшие свидетельства подвига. Это пули и ядра, русский штык и топоры, ножницы и пуговицы, поковочное железо и остатки такелажа пакетбота, монеты и клейменые кирпичи.

...Пушки Беринга удалось поднять лишь спустя несколько дней, когда в помощь археологам были присланы экскаватор и мотопомпа. Первую подцепил зубьями ковша экскаваторщик, алеут по национальности Леонид Чернышев. Спустя полчаса под слоем коррозии удалось прочесть «Каменский завод. Год 1733». За три дня было поднято семь пушек.

Вдумайтесь, изнемогавшие от усталости и болезней русские моряки не бросили пушки на разбитом корабле. Ибо и тогда не в чести было у нас оставлять оружие на поле брани (коим был для них океан). Взяли с собой на берег. Не завоевывать землю, а оборонять, если придется.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Всегда пристрастен

или несколько эпизодов из жизни Владаса Виткаускаса, секретаря комитета комсомола завода «Жальгирис»