Поморская столица

Ираида Потехина| опубликовано в номере №1370, июнь 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

Первый морской порт России. Колыбель отечественного судостроения. Центр огромной территории европейского Севера – «всесоюзной лесопилки», что с давних пор и поныне является «валютным цехом» страны. Ворота Арктики. Все это о нем, об Архангельске.

Ему есть что рассказать о себе. Не только громкую славу международного торгового центра, но и обидное забвение захолустья знавал этот город, который вот уже четыреста лет стоит в устье Северной Двины, обратив свой взор к морю...

Первые сведения о постройке здесь укрепленных поселений содержатся еще в грамоте Ивана Грозного от 4 марта 1563 года. Двинским воеводам предписывалось «...город делати... наспех». Руси, становившейся Россией, государством, нужен был выход к морю.

В 1584 году Москва получила от царских воевод Нащокина и Волохова «отписку», что «город деревянный одним годом поставили». Представлял он собой мощную дерево-земляную крепость с двумя линиями обороны и был воздвигнут на мысе Пур-Наволок. И не на пустом месте, а там, где уже стоял Михаило-Архангельский монастырь, давший впоследствии свое имя городу.

Имя не случайное. Библейский Михаил Архангел, предводитель небесного праведного войска, издревле почитался на Руси как защитник земли Русской: в первом гербе Архангельска есть его изображение. Защитник Русского государства от вторжения иноземцев с Севера, Архангельский город (так назывался он в старину) расположение имел удобное и для развития порта и для обороны – на возвышении, в 45 километрах от впадения Двины в Белое море. Это позволяло крепостным орудиям держать реку, уходящую к морю, под прицельным огнем. А топкие болота служили хорошей защитой с востока.

Стратегические выгоды вполне окупали безрадостный пейзаж; город был окружен «...болотной тундре стою... ни к выгону, ни к землепашеству непригодною землею, на которой хоть и есть мелкий сосновый лес, однако и на дрова не годится».

Охотников добровольно селиться в город не нашлось. И посему для несения службы в новой крепости из Москвы и Холмогор прислали двести стрельцов.

Для обживания посада были насильно переселены еще около 130 крестьянских семей из окрестных деревень. Чтобы посадские (торговцы и ремесленники) не разбежались, им предоставили льготы – освободили на пять лет от налогов при условии, что за это время поселенец построит свой дом.

До возникновения нового города на двинской земле торг Москвы с иноземцами велся через Печенгу и Колу – путь долгий и трудный. Перенести же торг на Двину было делом заманчивым не только для самих двинян и для Москвы, но и для иноземцев.

Не было бы счастья, да несчастье помогло...

В 1553 году, за тридцать лет до основания города, в устье Северной Двины вошел один из уцелевших кораблей английской экспедиции Виллоби. Командир корабля Ченслер побывал в Москве у Ивана Грозного. Долго ли, коротко ли, но возвращался он уже с грамотой в руках, разрешавшей англичанам беспошлинную торговлю в Холмогорах, по Двине, Мезени, Печоре. В свою очередь, и московским купцам Англия предоставляла льготы по торговле на Британских островах. Но воспользоваться ими Россия, увы, не могла – у нее не было флота...

Быстро обосновавшись на одном из двинских островов, англичане построили свой поселок, причалы, склады. Однако их монополия продолжалась недолго. Очень скоро к Северной Двине стали стекаться не только «аглийские», но и «галанские, анбургские, шкоцкие, бременские, францужские и дацкие» корабли. Для мелководного Холмогорского рейда, до постройки Архангельска, принимавшего многочисленных гостей, такая нагрузка оказалась непосильной. России срочно нужен был на севере морской порт. Им и стал Архангельск – первое ее «окно» в Европу, а вскоре – представительный центр русской международной торговли на Беломорье.

Всякому, кто впервые приезжает в Архангельск, знакомство с городом обычно рекомендуют начать с прогулки по набережной В. И. Ленина – парадной магистрали города, где, как говорится в одном из путеводителей, «запечатленная в застройке связь времен и поколений оставит неизгладимое впечатление».

Мой «гид» Володя Ляпин, второй секретарь горкома комсомола, решает нарушить эту традицию:

– Набережная для праздников и гуляний. А я вам покажу, куда мы душой отдыхать ходим...

С нарядной и многолюдной, с зелеными оазисами газонов улицы Энгельса. что соединяет три главные площади города, мы сворачиваем вправо. Всего несколько шагов по мостовой, и я оказываюсь в другом мире и в другом времени. Воспоминание, еще не осознанное, шевельнулось в сердце и заставило его колотиться сильнее.

Высокая густая трава в палисадниках, деревянные, порой покосившиеся от времени дома с завалинками, лениво развалившиеся псы возле них... Здесь не слышно перезвона трамваев и свиста летящих троллейбусов. Сюда не доносится многоголосый шум. Даже звуки наших шагов приглушены побитыми временем дощатыми тротуарами.

Новгородский проспект... Смолянистый запах поленниц, напевный говорок людей возле домов, скрипучие крылечки – все здесь близкое, знакомое с детства. И я вспоминаю мой Архангельск...

До поры до времени я не говорю Володе (не стоит мешать «гиду») о том, что на этой земле, в Архангельской области, моя родина. О том, что четверть века назад Архангельск был первым увиденным мной городом...

Нет, не отпугивающим свою гостью-островитянку громадами зданий, ревом машин на дорогах и людской толчеей, а притягивающим к себе тем, что на каждом шагу здесь было все привычное, родное, «как у нас на Соловках»: неторопливые люди на улицах, их речь, в которой «клюцики», «цветоцки» да «озероцки» звучат целомудренно, нежно: дома с вьющимся над крышами дымком и деревянные мостки... И при этом магическое, манящее своими, казалось, безграничными возможностями название всему этому – город... А магазины? Какие большие, замечательные! Сколько покупок можно в них сделать, будь у мамы денег побольше...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 10-м номере читайте о судьбе супруги князя Дмитрия Донского Евдокии, о жизни и творчестве Василия Шукшина, об удивительной  «мистификации против казнокрадства», случившейся в нашей истории, о знаменательном полете Дмитрия Менделеева на воздушном шаре, о героическом подвиге сестры милосердия Риммы Ивановой, совершенном в сентябре 1915 года, новый роман Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Последний довод

Политический детектив