Полеты наяву

Евгений Стецко| опубликовано в номере №1471, сентябрь 1988
  • В закладки
  • Вставить в блог

По договоренности с польскими коллегами литовцы получили возможность бесплатно обучаться в Польше: аэроклуб выделил инструкторов, базу для полетов. Там, как я уже упоминал, Римас и Юозас получили международные права пилотов воздушных шаров, а еще двое, студент Симонас Галкус и инженер Гинтарас Крисюнас, получили лицензии как механики.

А потом начались поиски шара уже для полетов в Литве. Римас с друзьями завязали переписку с венгерским внешнеторговым предприятием «Техника». Так как валюты у общества не было, «Технике» предложили совершить безвалютный обмен: литовский планер на два венгерских шара. «А зачем нам планер?» — удивились в «Технике». Мол, давайте деньги да и покупайте что хотите. Тогда общество связалось с будапештским аэроклубом авиакомпании «Малев». Планеры Литва делает хорошие. Один планер стоит шестьдесят две тысячи рублей, или тридцать тысяч валютных рублей. Через некоторое время в аэропорту Вильнюса приземлился венгерский самолет, который привез шары и загрузил планер.

Теперь можно рассказать и о первом полете. Он состоялся 11 июня 1988 года и продолжался ровно 45 минут.

Напоминаю: со дня призыва со страниц газеты до первого полета прошло всего пять с небольшим месяцев; со дня основания общества — три месяца. А начинали-то действительно с нуля!.. Думаю, факты сии поучительны.

Теперь надо рассказать, как шар летает, что делает полеты на нем видом спорта. Чтобы получить права,

Римас и Юозас сдавали и следующие дисциплины: аэростатику, летное право, устройство шаров, метеорологию, штурманское дело, радиосвязь, технику безопасности. Как и в других видах авиаспорта, на шаре может подняться спортсмен не моложе шестнадцати лет.

Как выглядят спортивные полеты? Есть несколько упражнений. Например, «охота за лисом». Сначала улетают судьи на одном шаре — через пятнадцать минут стартуют участники. Километрах в десяти от старта судьи приземляются, и выкладывают на земле крест. Участник состязания должен сбросить маркер (вымпел) как можно ближе к кресту. Есть упражнения на скорость: кто быстрее пересечет линию на расстоянии десяти — пятнадцати километров от старта. А вот отличное от других, оригинальное упражнение: за час «летного времени» надо пролететь как можно меньшее расстояние. Упражнения все усложняются: вот задача — пролететь вперед и постараться вернуться назад! Попробуй-ка, ведь шар может управляться только по вертикали: вспомните о горелках — нагрел воздух, и шар поднялся выше. Поэтому самые интересные полеты зимой, когда велика разница температур: окружающего воздуха и под куполом.

На таких шарах, как у общества Римаса, можно подниматься на высоту до шести тысяч метров.

Когда Римас и его единомышленники получили шары, в поисках подходящей территории для полетов они оказались в Молетском районе, на землях колхоза «Бальнинкай».

— Я позвонил первому секретарю райкома ЛКСМ Литвы Раймондасу Скарджусу, — рассказывал мне Римас. — Он познакомил меня с председателем колхоза. Пранас Смальскис нас хорошо встретил. Он отдал нам хозяйственную постройку, где теперь мы храним шары, дал газ для полетов.

Важно отметить, что, кроме хлопот, полеты на шарах пока ничего полезного колхозу не приносят. И другой председатель с чистой совестью взял бы да и запретил куролесить в своих владениях. Смальскис терпит.

Мы вылетали трижды, и вдруг Римас сказал:

— Видишь поле? Проплешины видишь? Надо председателю сказать: нет всходов. С земли этого сразу не заметишь.

Так что не только красоту земли можно увидеть с высоты.

Общество со временем перейдет на хозрасчет. Оно будет помогать экологам, лесникам, рыбоохране. Планируется и простое катание на шарах. А использование шаров в рекламных целях? Не приходило в голову? Римас и компания уже получают прибыль для общества: литовская киностудия снимает рекламный фильм об известном джазисте Вишняускасе. Вишняускас поднялся на шаре — киностудия перечислила обществу деньги. Рыбаки очень хотят в профессиональный праздник на шаре прокатиться. Я уже живо представляю себе летающих рыбаков, но нет времени для безмятежных мечтаний...

«16 декабря 1987 г. Федерация авиационного спорта СССР. Многоуважаемые господа! В течение нескольких лет замечаем, что, несмотря на ведущую роль СССР во всех возможных видах авиационного спорта, у вас пока не занимаются воздушными шарами (свободными аэростатами). Как самый крупный изготовитель воздушных шаров наша фирма хотела бы внести свой вклад в возрастающую дружбу между нашими народами и помочь развитию этого вида спорта. По этой причине мы готовы преподнести вам в подарок воздушный шар, снабженный всем необходимым для полета, и вместе с тем обеспечиваем бесплатное обучение двух летчиков-воздухоплавателей. Подчеркиваем, что предлагаем все это бесплатно: Нашей наградой будет внедрение этого спорта в СССР — и это для нас великая честь. С уважением, Доналд А. Камерон, директор.

Приложение 1 — воздушный шар. Шар (модель «Камерон-Н-65») будет изготовлен в выбранных вами цветах с вашей национальной эмблемой. На нем не будет никаких других надписей или знаков.

Приложение 2 — обучение. ...Инструктором будет г-н Дон Камерон, который имеет двадцатилетний опыт как инструктор и является экзаменатором в Соединенном Королевстве... Программу обучения можно организовать в Англии или в СССР...»

Странные, удивительные последствия имела эта бумага! «Странные последствия», то есть никаких.

Хотя что значит никаких? Как положено, попала она в Федерацию авиаспорта. А так как Федерация тесно связана с ЦК ДОСААФ, то ее передали зам. председателя ЦК ДОСААФ тов. Маслову С. Н. Тот передал ее «выше» — председателю тов. Егорову Г. М. Бумага стала обрастать резолюциями вроде «согласовать с административными органами и МИДом», «изучить вопрос», «выяснить» и опять «согласовать».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

Всего шесть секунд

XXII олимпиада — первая в жизни Сергея Бубки