Первая русская революция

Ю Бочаров| опубликовано в номере №41, ноябрь 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

1905 год в деревне

ПЕРВЫЙ шаг революции зазвучал - двадцать лет назад на городских мостовых. В Петербурге в январские дни, под пулями царской гвардии строила она первые баррикады, вскидывала над ними красный флаг, заставляла прозревать тех, кто до того был слеп. Рига и Варшава, Москва и Харьков, Тифлис и Вильно вставали на зов пролитой рабочей крови. И, оставляя за собой города, клокочущие гневом пролетарских масс, революция проходит дальше - в бескрайние просторы еще покрытых снегом полей, на Волгу, на Вислу, в украинские степи, к кавказским хребтам...

Долгими годами копилось здесь крестьянское горе, долгими годами лелеялась здесь мечта о сытой привольной жизни.

В многомиллионной стране, в мужицкой «Рассее», крестьянство составляло почти 3 /4 всего населения. И в то же время из 395 миллионов десятин, насчитывающихся в 1905 году по 50 губерниям Европейской России, земли надельной, крестьянской и казачьей - всего-то 138 миллионов десятин. Три четверти населения владеют лишь немногим больше, чем третью всей земли. Остальные земельные богатства давно прибрали к своим рукам помещики, казна, монастыри.

С тех пор, как крестьяне выходят из крепостной зависимости, с каждым годом малоземелье дает себя чувствовать все сильнее. Чересполосица вбивает помещичий клин в крестьянскую землю. Прикупить бы землицы, да это под силу одним кулакам: цены упорно ползут все выше. Некуда деваться крестьянину, он вынужден арендовать землю у помещика. А тот из года в год взвинчивает цены за аренду. Случается, порой они превышают доходность арендуемого участка. Земля крестьянская - скудная, истощенная трехпольем. Неурожаи разоряют хозяйство. Чтобы извернуться, надо или идти в кабалу к кулаку, или уходить на заработки в города, батрачить по помещичьим экономиям. Душат к тому же налоги. Правительство ввязывается в войну с Японией. Бородачи - запасные уходят из деревень на Дальний Восток, не зная, зачем их гонят туда, кому нужна эта война. А оставшиеся без работников хозяйства не знают, что думать о завтрашнем дне.

Подходит пятый год. И крестьянская стихия не выдерживает. Не раз вздымалась она и раньше, потрясая то юг, то запад, то центр России. Незадолго до того, в 1902 году, уже массовым было движение, перекатывавшееся по ряду украинских и великорусских губерний.

Теперь она снова взволновалась. На этот раз грозит выйти из берегов. «Заворотились» великороссы, хлеборобы-украинцы, на окраинах поднимаются польские, латышские, эстонские крестьяне, волнуются на Кавказе гурийцы...

* * *

ЧЕГО хочет крестьянство, не раз уже в своей многовековой истории выступающее, как бунтарь?

- Мы хотели и хотим есть, - отвечают нижегородские крестьяне, призванные к ответу царскими властями.

- Дайте нам хлеба, - заявляют орловцы, подходя к Долбенкинской экономии царского родича, князя Сергея Романова, незадолго до того на куски разорванного в Москве бомбой террориста.

В с. Ключах, Саратовской губ., сход выносит приговор соседнему помещику:

- Весь хлеб в его амбарах мы, ввиду отсутствия у нас всяких продовольственных средств и, не надеясь на помощь правительства, постановили разделить поровну между нуждающимися однообщественниками.

В той же Саратовской, Тамбовской, Екатеринославской губерниях крестьяне разбирают весь хлеб, лежащий на нескольких железнодорожных станциях.

Все это отзвуки двух очередных не 1904 года, осенью - недорода текущего пятого года, особенно тяжкого в земледельческих губерниях. Добыть хлеба, добыть припасов, спасти себя от ужасов голода - одна из целей крестьянского движения 1905 года. С этой стороны оно просто - движение голодных масс.

Есть и другая цель, подсказана она давними несбывшимися крестьянскими ожиданиями вечной крестьянской мечтой. Эта цель - земля.

Чтобы прирезать себе земли, выступают целые деревни. В цвет мечтаний о земле окрашено движение крестьян-хозяев.

А рядом растет, ширится движение батраков - борьба сельскохозяйственного пролетариата и полупролетарских элементов деревни за улучшение условий труда на помещичьем поле.

Соответственно целям, разнообразятся и формы движения.

Чтобы накормить семью, достать топливо, добыть корм скоту, - крестьяне взламывают помещичьи амбары и сараи, увозят хлеб, овес, сено. Огромных размеров достигают массовые порубки в помещичьих лесах, потравы, покосы.

Земельный вопрос разрешается радикальнее всего в форме захвата земли.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Очень сильный муссон

С мандатом «Смены» вокруг света

Октябрьские дни

Боевая дружина молодежи в Одессе