Первая русская революция

Ю Бочаров| опубликовано в номере №41, ноябрь 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

В августе под Москвой собирается учредительный съезд крестьянского союза, претендующий на руководство массами. Но к этому времени, оказывается, массы ушли значительно дальше своих вожаков на съезде, среди которых до 20% интеллигентов. Крестьяне уже захватывают земли, а съезд признает необходимость ее выкупа у частных владельцев. Представитель партии эсеров предлагает даже обеспечить помещиков пенсией. Некоторые ораторы просят не отнимать земли у монастырей: они-де «молятся за народ».

Союз в лице своей верхушки определенно не поспевает за движением.

* * *

ХАРАКТЕР движения становится, ясным, если присмотреться к действиям крестьянских толп, прислушаться к тому, что говорили его участники, когда их допрашивали следователи и пороли розгами ретивые царские чиновники.

Движение направляется против помещиков, как собственников, как эксплуататоров.

- «Долой помещиков» - флаги с такой надписью развеваются над толпой витебских крестьян.

Кулаков не трогают или трогают в виде редкого исключения. В Павлоградском уезде крестьяне оставляют в покое богатеев и зажиточных колонистов-немцев, рассуждая так:

- Воны самы роблять, a тi (т. е. помещики) из нас двi шкуры дерут.

Экономическая подоплека, экономический характер движения очевидны.

Связывается ли это массовое движение с какими - нибудь политическими требованиями.

В большинстве случаев эти требования у деревень, поднявшихся против помещиков, отсутствуют. Редко - редко они мелькнут. Многотысячный митинг в Сумском уезде Харьковской губ. в мае месяце требует созыва учредительного собрания, отказа от платежа налогов. Приговоры сходов требуют иногда созыва народного представительства. Все это - исключения. Идея борьбы с самодержавием еще чужда крестьянской массе в целом.

Наоборот, масса еще верит в царя. Весной в Воронежской губернии идет слух, что царь просит придти ему на помощь и отобрать землю у помещиков. На губернском съезде крестьянского союза в Смоленской губернии в разговорах о прокламациях, направленных против самодержавия, крестьяне говорят: «царя трогать нельзя». Даже репрессии плохо убеждают крестьян: они уверены, что царь накажет офицеров, руководивших расправами в деревне. Старая легенда о царе, которого отдалили от них помещики, еще жива.

Ни в Великороссии, ни на Украине крестьянское движение не становится направленным против самодержавия. Несколько иначе на окраинах.

В Латвии крестьянское движение, связанное с рабочим, направляется против баронов-помещиков, но одновременно заостряется и против самодержавия. Здесь происходят упорные столкновения с войсками. То же и в Грузии.

За исключением окраин, политического оттенка крестьянское движение почти не имеет. Это борьба, жестокая классовая борьба - за землю, которую ведет мелко - крестьянское хозяйство с крупно - помещичьим.

* * *

С пролетариатом, с его политической партией крестьянская масса, участвующая в движении, не связана.

Большевики, еще до революции стоявшие за поддержку крестьянства в его выступлениях против помещиков и самодержавия, теперь говорят о необходимости революционно- демократической диктатуры рабочих и крестьян, органом которой должно явиться временное революционное правительство.

Они говорят о необходимости конфискации помещичьих, казенных, церковных земель. Призывают к организации революционных крестьянских комитетов.

Они говорят о необходимости для пролетариата вести за собою в революции крестьянство, руководить им.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Десять верст

Посвящается И. Рудневу – Разину