Переведя дыхание

В Жильцов| опубликовано в номере №903, январь 1965
  • В закладки
  • Вставить в блог

Футбольное обозрение

Итак, «Четвертый ледниковый период». Научно-фантастическая повесть прогрессивного японского писателя Кобо Абэ. Произведение, которое стало для японского читателя, для современной японской литературы своего рода откровением.

Конфликт «Четвертого ледникового периода» необычен. Вторжение будущего в настоящее. Испытание пригодности человека для будущего. Опасность повседневной обыденщины, мещанства для будущего. Повесть напоминает о громадной ответственности каждого человека перед обществом, особенно в такие поворотные эпохи истории, как наша.

Капиталистическое общество идет к краху. В духовной жизни царит цинизм, разочарование; любые перемены внушают ужас. Но оглянитесь, говорит Абэ, на другой мир, на Советский Союз. Ему ничто не страшно, он смело смотрит в будущее, потому что строит его. Будущее является высшим и единственным судьей настоящего. Судьей неподкупным, объективным и строгим. И чтобы гордо и честно смотреть в глаза этому судье, нельзя быть мещанином, трусом, обывателем. Нужно осознать свою ответственность и жить и работать в настоящем, созидая грядущее.

Странная история профессора Кацуми, талантливого ученого и пошлого обывателя, поражает воображение и заставляет задуматься над судьбами мира и человечества.

Прелюдия

Толстые пласты ноздреватого ила на пятикилометровой глубине, неподвижные и мертвые, косматые, словно шкура допотопного зверя, вдруг вспучились, поднялись и сейчас же распались, обращаясь в кипящие темные тучи, гася бесчисленные звездочки планктона, роившиеся в прозрачном мраке.

Обнажилось изрезанное трещинами скальное основание подводной равнины. Из трещин, выбрасывая обильную пену, полезла вязкая, светящаяся бурым блеском масса и протянула на несколько километров скрюченные, как корни старой сосны, отростки. Продуктов извержения становилось все больше, исчезло темное сияние магмы, и уже только исполинский столб пара, бешено крутясь и разбухая, беззвучно и стремительно поднимался сквозь тучи взбаламученного ила. Но даже этот столб бесследно исчезал задолго до поверхности, растворяясь в неимоверной водной толще.

Как раз в это время в двух милях к западу проходило курсом на Иокогаму грузо-пассажирское судно. Когда корпус его внезапно содрогнулся и заскрипел, это обстоятельство не вызвало ни у команды, ни у пассажиров никакой тревоги. Они ощутили лишь мимолетное недоумение. Вахтенный офицер на мостике не без удивления отметил стаю дельфинов, испуганно выпрыгнувших из воды, а также мгновенное, хотя и незначительное изменение цвета моря, но и ему эти явления не показались заслуживающими специального упоминания в судовом журнале. В небе расплавленной ртутью сверкало июньское солнце.

Между тем неуловимое колебание воды - зародыш гигантского цунами - уже катилось в океанских глубинах к материку волнами невероятной длины и со скоростью в двести семьдесят километров в час...

Программная карта номер один

Электронно-счетная машина есть своего рода думающая машина. Она способна думать, но не может ставить проблемы. Чтобы машина думала, нужно ввести в нее так называемую программную карту, лист вопросов. написанных на машинном языке.

1

Когда я вошел, мой ассистент Ерики, копавшийся в запоминающем устройстве, обернулся ко мне и спросил:

- Ну что там, в комиссии? Видимо, лицо мое выражало полное отчаяние, потому что он, не дожидаясь ответа, шепотом выругался и отшвырнул инструменты.

- Веди себя прилично! - сказал я.

Он нехотя нагнулся и подобрал отвертку. Затем, подбрасывая ее на ладони, он осведомился, выпячивая челюсть:

- Так когда же все-таки можно приступать к работе?

- Почем я знаю!

Я был зол и не мог без раздражения видеть, как сердятся другие. Стащив с себя пиджак, я швырнул его на панель управления. В тот же момент мне почудилось, будто машина включилась. Заработала по своей воле, сама собой. Этого, конечно, быть не могло. Галлюцинация. Но в эту секунду в голове моей мелькнула какая-то необычайная мысль. Я попытался удержать ее и не смог. Забыл. Вот мерзость, до чего же жарко...

- Они предложили какой-нибудь другой план?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены