Отец и сын

Юл Дашевский| опубликовано в номере №187, апрель 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

Токарь Морозов соревнуется с сыном. Тридцать лет старик у станка. Сжился с машиной, привык к ней и трудно ему без нее. Лётом, получив месячный отпуск, Морозов пришел через три недели к начальнику цеха и попросил разрешения приступить к работе до срока.

Сегодня, когда по-обычному замолчали машины, и перестал реветь мотор, на высокой железной площадке задрожал звонок.

Мимо станков, разбрасывая блестящую стружку, потянулись рабочие на собрание. Морозов, расталкивая товарищей, пробрался к плите. Послышались голоса:

- Иди, иди, Степаныч, без тебя начать не могут. Маленький, в блестящем от масла костюме, Морозов с трудом взобрался на плиту.

Удивлялись рабочие. В первый раз они видели Степаныча у стола президиума. В цеху было тихо, и только со двора в открытые окна врывался гул доменных печей.

Морозов окинул взглядом рабочих. Еще утром он решил выступить на собрании. Это казалось делом простым и несложным.

Но вышло немного не так. Морозов почувствовал внутри себя что - то такое, чего раньше не было и что теперь мешало ему говорить.

Он растерялся. Потоптавшись на месте и взмахнув правой изуродованной рукой, он хрипло заговорил:

- Вы, конечно, знаете сына моего Василия. Так вот, я хочу вызвать его на соревнование... - А потом добавил: - Он, ведь, тоже токарь...

- Вот это так штука! - раздался чей - то удивленный возглас. Морозов с трудом подбирал слова:

- Парень ленится... Не работает как следует.

- Надо подтянуть парня, подтянуть, - подхватили рабочие. Старик остановился, тряхнул седой головой и отошел. Рабочий день близился к концу.

Казалось, машины устали за день, и, как выступивший пот, блестит на черных корпусах масло.

Семнадцатилетний Василий согнулся над станком и поблескивающим кронциркулем измеряет диаметр болванки.

Резец, впиваясь в железо, пищит и бросает стружку, как будто выплевывает пережеванную пищу.

Вася любит этот рабочий шум. Но не всегда хочется стоять у станка. Иногда появляется желание поболтать с товарищем, и тогда останавливается станок и проходит Вася тогда, на тот край...

Случалось так нередко. Быть может, в разгаре работы и не замечал никто, но от отца ничего не ускользало.

- Погоди, - говорил отец, - вызову тебя на соревнование, тогда будешь работать по - настоящему.

Морозов свое обещание сдержал. И теперь стоит Вася у станка и ни на минуту нельзя уйти. Сперва даже сердился немного на отца, но потом, ставши центром внимания цеха, охваченный желанием победить, работал аккуратно и быстро.

Еще целый час до конца, а у станка уже намного больше вчерашнего белых, блестящих винтов.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Сибирский Баку

Из очерка о Кузбассе