Охота за ведьмами

Юрий Макарцев| опубликовано в номере №1297, июнь 1981
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Итак, Петер, что вы, автор книги, хотели выразить своим произведением?

Магнитофонная лента, готовая стать конвейером для слов, плыла вперед, однако мой собеседник будто в молчание провалился. Передо мной лежал его роман с моими карандашными пометками на страницах. Я «прошел» книгу от корки до корки и много интересного обнаружил.

– Извини, – сказал Ганс-Петер де Лорент и поднялся с места. Наблюдая за его неторопливыми движениями, я ловил себя на мысли, что от его фигуры исходит энергия смелого и решительного человека, пахаря, который душой приник к своей нелегкой жизненной борозде. Кого же мне напоминают овал лица и густая размашистая борода? Пожалуй, молодого Маркса, фотографию которого я видел в доме-музее города Трира.... Или тургеневского Инсарова?..

Ганс-Петер подсел к столу, теперь уже с папкой в руках. Тонкие пальцы сортировали какие-то бумаги, копии, оттиски и прочее показавшееся ему нужным к моменту разговора документальное подспорье.

– О чем роман? – сказал де Лорент. – Давай для начала внесем в нашу «читательскую конференцию» некоторую систему.... Ты знаешь, что существуют романы любовные, приключенческие, криминальные, производственные, исторические и так далее. Моя книга носит подзаголовок «Роман о запретах на профессии». Увы, этот жанр мог родиться только под пером человека, который живет в Федеративной Республике Германии. Ибо понятие это – «запрет на профессии» – существует только в нашей стране.

Роман де Лорента я выудил из моря печатных новинок случайно, побывав на Международной книжной ярмарке во Франкфурте-на-Майне. Улов журналиста на такого рода масштабных книжных шоу – гора книг, подаренных тебе щедрыми издателями. Берешь их продукцию с благодарностью, но без понятия: мол, потом разберусь. До тоненькой книжонки, на обложке которой изображен даже не сыщик, а скорее его след – осенний плащ, рука с зажатым в ней переговорным или подслушивающим устройством, – добрался я только в начале зимы. Дочитывая последние страницы, натолкнулся на короткое сообщение в левой прессе: против гамбургского учителя Ганса-Петера де Лорента ведутся административные и судебные преследования и причиной тому – этот его роман «Охота за ведьмами».

...Де Лорента разыскать оказалось несложно. В гамбургском комитете, который именуется «Долой запреты на профессии!», он оказался личностью довольно известной – там-то я и получил нужный мне телефон, а потом и домашний адрес. Скрипели под ногами деревянные половицы этажей старого дома, на третьем, в раскрытых дверях квартиры стоял поразивший меня своим обликом «молодой Маркс». Во всяком случае, Петер оказался одним из тех, кто считает, что к университетскому диплому для молодого человека необходимо добавить и основательное знакомство с идеями великого соотечественника.

– Моя книга, – рассказал он, – описывает пятилетние мучения одного гамбургского учителя, зовут его Кристиан Гюнтер. Герой повествования прошел послеуниверситетскую стажировку в общеобразовательной школе и уезжает. в отпуск с мыслью: все в порядке, теперь-то он получит документ на право постоянной педагогической работы.

Вернувшись с отдыха, Кристиан находит в своей почте неприятное письмо. Его приглашают на разговор к гамбургскому сенатору по делам школ, где выясняется, что для педагогической деятельности учитель, которого уже успели полюбить ученики и который нашел доброе расположение коллег, все-таки не подходит. В чем дело? Нет, речь не о сомнениях в профессиональных способностях Кристиана. Из своего досье сенатор извлекает справку ведомства по охране конституции – политической полиции, дабы поставить молодому человеку в укор, что он не показал себя в студенческие годы «лояльным человеком»...

Тут взгляд рассказчика упал на стол, где среди бумаг лежала и его собственная биография в полицейском пересказе:

ДЕ ЛОРЕНТ, ГАНС-ПЕТЕР, РОДИЛСЯ 2.3.1949 В НОЙМЮН-СТЕРЕ.

С 1972-го – АКТИВНЫЙ ЧЛЕН СТУДЕНЧЕСКОГО МАРКСИСТСКОГО СОЮЗА «СПАРТАК».

ИЮНЬ 1972-го – ЧЛЕН ПРАВЛЕНИЯ -СПАРТАКА», СЕКЦИЯ НАУЧНОГО ВОСПИТАНИЯ.

ЗИМНИЙ СЕМЕСТР 1972/73 – ОСОБАЯ АКТИВНОСТЬ В «СПАРТАКЕ», В ЧАСТНОСТИ, ОТВЕЧАЛ ЗА ВЫПУСК ЛИСТОВОК УНИВЕРСИТЕТСКОЙ ГРУППЫ.

С 1973-го – АКТИВНЫЙ ЧЛЕН ГЕРМАНСКОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ.

НОЯБРЬ 1973-го – ДЕ ЛОРЕНТ ОТКРЫТО ЗАЯВЛЯЕТ О ТОМ, ЧТО ОН ЯВЛЯЕТСЯ ЧЛЕНОМ ПРАВЛЕНИЯ ОБЪЕДИНЕНИЯ УЧИТЕЛЕЙ-СТАЖЕРОВ. ЧЛЕН УЧИТЕЛЬСКОЙ ГРУППЫ ГКП.

– Понимаю, Петер, я попал домой и к автору книги и к ее главному действующему лицу одновременно. Так?

– Автобиографическая история? Да. Кристиан Гюнтер – это я, но не только я. это любой, кто попал под жернова «запретов на профессии». Чем заполнена наша жизнь начиная с 1972 года? Публичные административные допросы с целью выявить образ мыслей, увольнения с работы, переводы из одной школы в другую, протесты, жалобы в судебные инстанции и юридические разбирательства... Такова типичная судьба педагога-коммуниста.

Горький вкус «запретов на профессии» испытали 4 тысячи педагогов, в восьмидесяти процентах всех этих случаев речь идет об учителях общеобразовательной школы, специалистах социально-педагогической сферы, воспитателях детских садов. В последнее время «охота за ведьмами» началась на федеральной железной дороге и федеральной почте. Соседи-европейцы не верят, при случае интересуются, неужели правда, что в ФРГ железнодорожнику-коммунисту не доверяют вождение локомотива.

– Петер, а вдруг «левый» машинист угонит паровоз на Кубу?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены